rusinmaromorosh (rusinmaromorosh) wrote,
rusinmaromorosh
rusinmaromorosh

Categories:

ПРЕСТУПЛЕНИЕ ЗА НАКАЗАНИЕ

Венгрия, приурочив к 90-летию подписания Трианонского мирного договора, в последний день мая 2010 г. Народным собранием (парламентом) Венгерской Республики приняла соответствующий Закон, в котором провозгласила: « 4 июня, день трианонского диктата от 1920 г., Днем народного содружества». Трианонский договор в нем обозначен диктатом, который «нарезал на порции Венгрию и вверг венгерский народ под господство многих держав».
Закон о Трианоне, как уже его успели окрестить журналисты, обозначает заключенный в конце 1. Мировой войны мирный договор за «одну из наибольших исторических трагедий венгерского народа» С точки зрения национальных эмоций с этим трудно не согласиться. Но если каждый народ начнет составлять список своих национальных обид, выстраивать их по ранжиру …
Является правдой, что договор, который после 1. Мировой войне в Версале в Большом Трианонском дворце подписали представители Венгрского королевства со странами победетельницами и их союзниками означал, что новая Венгрия предстала только как треть бывшей ее территории и двумя пятыми от количества жителей довоенной Венгрии. Почти одна треть венгров оказалась за границами вновь возникшего венгерского государства- на территории Румынии, Чехословакии, Югославии и Австрии. В табл. №1. приведены потери территории и населения по сравнению с предвоенной Венгрией в том виде, котрый приведен в Приложении к венгерской книге “ Геополитика в придунайской области”
Taблица №. 1: „Трианонская“ Венгрия взглядом из Будапешта
Разница между Венгрией 1914 г. и Венгрией 1920 г.

Основные положения закона о Трианоне на первый взгляд справедливы: каждый народ имеет право на свое независимое государство. Вопрос же заключается в том, все ли соплеменики должны или могут жить в одном государстве. Если, конечно, исходить из фундаментального факта, что в мире проживает около 300 народов и насчитывается всего 200 государств. Попыткам реализовать право народа на самоопределение в идеальном варианте мешает суровая реальность, что в таком случае должны быть подвержены ревизии границы практически всех существующих государств. В случае требований венгерских меньшинств в Карпатской котловине в реализации своего права на самоопределение напрашиваются три варианта:

Межгосударственные договора. Такой вариант даже не рассматривается по той простой причине, что за 90 лет с момента подписания Трианонского договора произошли изменения в психической идентификации ( словаков, сербов, румын, русинов и австрийцев с новыми границами, за это время произошли демографические изменения и были созданы инфраструктуры интегрирующие данные территории с новыми государствами.
Арбитраж под давлением. Такой вариант мог бы рассматриваться в случае обострения ситуации, например, созданием плебисцитных настроений внутри венгерского меньшинства. И собственно как раз на это нацелен Закон о двойном гражданстве, который также в конце мая принял венгерский парламент.
Война.

В этой ситуации кажется, что единственным выходом мог бы стать разумный компромисс, заложенный в соблюдении прав меньшинств. Но только и разумные политики совершают ошибки, не говоря уже о политиках, которыми овладевают эмоции. Предрассудки, относящиеся к народностной политике в центральной Европе имеют свою длинную историю. Парижская мирная конференция при делении Венгрии могла руководствоваться единственно царившем в то время правом народов на самоопределение. Однако венгерская правящая элита вплоть до конца так неудачно окончившейся для нее войны заботилась исключительно о том, чтобы внутригосударственное административное деление не разделяло отдельные, входившие в ее состав народы..
Предложения на внутреннее деление Венгрии в соответствии с этническими принципами, безусловно, существовали и раньше. Еще в мае 1794 года венгерские якобинцы опубликовали Катехизис – программу, автором который был профессор природоведческих наук и францисканец Игнац Мартинович. В соответствии с этим документом Венгрия должна была измениться из королевства в федеративную республику. В ней «каждый народ должен свободно пользоваться своим языком, руководствоваться своей моралью, представлениями, обычаями и своей религией». Однако, как это водится, Мартинович как и каждый пророк своего отечества, в мае 1795 г. совместно с еще 4 ведущими лидерами якобинцев был казнен. Вопрос возник вновь во время революции 1848 г. Но даже в то время венгерские революционеры твердо отвергали все предложения не
венгров о предоставлении им своих национальных прав. Известным стало кичливое выражение Лойоша Кошута, которое он адресовал сербам, требующих предоставления им своих прав: «Нас рассудит меч». И только после поражения революции, Кошут, уже в изгнании, начал пропагандировать идею дунайской конфедерации; но при этом, он никогда так и не отказался от тезиса, который опубликовал в марте 1848 г. в Пешти Гирлап ( Pesti Hírlap), где он утверждал, что в Венгрии право и обязанность быть народом имеют только венгры-словаки, румыны, русины и сербы представляют собой только население и никак не народ.
Представители венгерской политики и венгерского двора многочисленные петиции на имя цисаря на эту тему считали антиконституционными. Проблемой оставался и факт, что не только консерваторы, но в своем большинстве и либералы отвергали административное деление на самоуправляемые регионы на народностном принципе. Для защиты такой позиции применялись два подхода. Одни из них утверждали, что в стране не существует ни одного этнически чистого региона. Следовательно, выделенные автономные области могли ограничивать права проживающих там венгров. Другие же боялись, что народные автономии рано или поздно приведут к сецессии.
И поскольку в Венгрии не существовало четко обозначенных этнических границ при принятии решений в Париже предлагались результаты переписи населения 1910 г., на основании которых появилась бы возможность выделить области где этнические венгры составляли более половины проживающего там населения. Однако перепись содержала весьма специфические данные в отношении национальности: приводились данные родного языка, при этом по инструкции 1910 г. «родной язык считается тот, который данное лицо считает своим и которым предпочитает общаться». Такой субъективный подход сопровождался твердой мадьяризацией.
И, в этой связи, достоверность венгерской статистики авторам Трианонского договора показалась спорной. Именно по указанной причине в Париже преобладала убежденность, что этнические миграции в Венгрии до и после турецкого правления и последующая жесткая ассимиляция невенгерского населения, исказили коренные политические и народные области и создали народные анклавы.
Когда 90 лет назад представители стран победителей принимали решение о границах новой Венгрии, в ряде случаев у них не было под рукой исторических границ и четкого представления об этническом разделении. Зато у них был страх. Страх перед расширяющейся революцией. В январе 1919 г. была подавлена революция в Германии, большевистская Красная Армия изгнана из-под Варшавы, но уже в августе 1919-и марте 1920 возникла Венгерская Республика Советов, которая заменила Венгерскую Республику. Революционная венгерская армия не скрывала своих намерений расширять революцию на весь регион. И только после поражения Венгерской Республики Советов в августе 1919 г. было воссоздано новое Венгерское королевство.
Премьер ЧСР Карел Крамарж и министр иностранных дел Эдвард Бенеш использовали возникшую ситуацию и в мае 1919 г. обратились с воззванием к Франции, в котором характеризовали новую Чехословакию как остров в большевистском море- дескать, Чехословакия будет в состоянии защищаться от большевизма только в случае, если наполнятся ее территориальные претензии и будет нарушен прямой непосредственный контакт между Россией и Венгрией. Более того, новое Венгерское королевство декларировало свою принадлежность к последнему коронованному венгерскому королю , т.е. австрийскому Карлу I.- что в Европе никому не нравилось и прежде всего новой республике Австрии.
Нерешительность Великих держав закончилась. Верховный совет мирной конференции принял решение о венгерско-чехословацкой границе в июне 1919 г. Это решение с небольшими поправками нашло свое место в ст. 27 Трианонского мирного договора.
В междувоенном периоде в Венгрии не было политической группы, которая бы воспринимала новые границы как справедливые и конечные. Были сформулированы две ревизионистские концепции:

Обновление Венгрии . Это представление предполагало возврат к границам предвоенного государства- Святостефанской короны.
Народная ревизия. Этот образ предполагал объединение всех венгров на территориях с венгерским населением или же с венгерским большинством.

Угрозам венгерского реваншизма должен был противостоять Малый договор (малая Антанта), военно-политический договор Чехословакии, Югославии и Румынии сформулированный в начале 20-х годов. Однако в момент, когда великие державы, прежде всего Франция, изменили свою политику по отношении к центральной Европе, страны в этом регионе уже и так потеряли интерес для реализации общих целей. Мюнхенский договор, устанавливал трехмесячный срок для решение проблемы венгерского меньшинства в Чехословакии. Это положение договора угрожало, что если к тому времени не произойдет соглашение Праги и Будапешта, то этот вопрос станет предметом переговоров Великих держав. А договор между Чехословакией и Венгрией так и не состоялся.

Первый Венский арбитраж был подписан в ноябре 1938 г. представителями Германии, Италии, Венгрии и Чехословакии. Он наделил Венгрию территориями на которых, в соответствии с проблематической переписью 1910 г., проживало более 50% венгров. В результате такого подхода Словакия потеряла 10 390 кв.км. своей территории и 854 218 человек своих граждан из которых по переписи 1930 г. 503 980 человек составляли венгры , 272 147 словаков, 26 151 евреев, 8074 немцев, 1826 русинов и др.
После Венского арбитража последовала так называемая Малая война. Венгерская армия вторглась в восточную Словакию на территории которые Будапешт дипломатически признал своими и в марте-апреле 1939 г. оккупировала еще 1600 кв.км. территории с проживающими там 41 тыс. населения. Новые границы между Словакией и Венгрией были установлены путем заключения двухстороннего договора в апреле 1939 г
Второй Венский арбитраж августа 1940 г. изменил границы с Румынией. К Венгрии были присоединены территории в 43 тыс. кв.км. с прибл. 2,5 млн. населения. По результатам венгерской переписи населения, год спустя, венгерский язык там назвало родным 52% жителей.
Не смотря на то, что Венгрия в декабре 1940 г. подписала с Югославией договор «о вечной дружбе», четыре месяца спустя, т.е. в апреле 1941 г. на стороне Вермахта венгерская армия вторглась на территорию Югославии. В качестве премии от Гитлера Венгрия получила Бачку, треугольник в области Бариньи и Межимури – т.е. территорию в 11,5 тыс. кв. км. с 1,3 млн. жителей. По венгерским данным венгры из них составляли только 39%

В результате всех этих территориальных изменений, по венгерским данным, Венгрия «вернула» больше половины «потерянных земель». В таблице №2, подготовленной Золтаном Фогараши, показаны территории и демографический прирост Венгрии в 1938-1941 гг.- при этом сохранена первоначальная терминология, напр.,: Верхняя земля, венг. Felvidék . Статистические данные отличаются от чехословацкой статистики. По венгерским данным расширяющаяся Венгрия становилась из народно гомогенного государства вновь в государство с большими меньшинствами.
Таблица №2: Изменения территории и количества жителей Венгрии в
1938 – 1941 гг.

Территориальная экспансия и военное участие венгерских солдат в Советском Союзе, Румынии и Югославии существенным образом ухудшили позиции Венгрии при переговорах после Второй мировой войны. Определение границ Венгрии в то время осуществлялось на двух переговорах. На базе договора о перемирии между Союзниками и Венгрией в январе 1945 г. в Москве, Венгрия, кроме всего прочего, взяла на себя обязательство вывести свои войска и управленческие структуры на границы, которые имели место к декабрю 1937 г. Венский арбитраж в этом документе был квалифицирован как агрессия, и его правовая сила отменялась. Об окончательном устройстве затем велись переговоры на Парижской мирной конференции. Ее результатом стало подписание мирного договора между Союзниками и Венгрией в феврале 1947 г. В нем отмечалось, что «решения Венского арбитража от ноября 1938 года провозглашается аннулированным». Подобным образом мирный договор характеризовал и второй Венский арбитраж. Не смотря на это и сегодня в венгерской специальной литературе по отношению к Венским арбитражам говорится о «воссоединении» или «возвращение земель».
Итак, из вышеизложенного следует, что вследствие развития событий, предшедствующих подписанию Трианонского мирного договора, венгерские границы не могли были быть определены ни исторически ни по национальным признакам. В то время их определили как границы, которые в случае военного конфликта выступали бы как природные преграды и, глядя на карту, такая цель была достигнута. Но в то же время они создали конфликтную линию- границы, которые до сегодняшнего дня представляют собой различные оценки. Более того, определение границ по стратегическому принципу означает, что при изменении геополитического равновесия они становятся в первую очередь объектом ревизий. Так происходило и во времена Мюнхенского сговора и Венских арбитражей. Немаловажным фактором в этом плане выступает и учрежденный во время Второй мировой войны маршалом Сталиным на территории исторической Подкарпатской Руси «плацдарм в Европу». Во времена, когда Красная Армия была «всех сильней, от тайги до Британских морей» такой подход казался вполне оправданным, но времена изменились с точностью до наоборот. Сегодня бравые натовские солдаты уже прицениваются к Карпатским полонинам на предмет установки там элементов ПВО, а ЕС постоянно ощущает занозу в теле Европы в виде нелегальной миграции и экологических катастроф.
Противостоять сегодняшним венгерским реваншистским намерениям, прежде всего словацкой дипломатии, помогают ряд факторов. Прежде всего общие интересы «трианонских» соседей Венгрии в их твердом намерении заблокировать венгерский ревизионизм. Затем, важным фактором выступает Чешская Республика. Ее со Словакией связывают надстандартные связи, но и в большей мере страх от дальнейших шагов в плане ревизионизма- «декретов Бенеша». Такую позицию недвусмысленно высказал чешский президент Клаус во время приема словацкого посла после принятия венграми Закона о двойном гражданстве.
Ко всему этому следует отнести и позицию международных организаций таких как ЕС и НАТО, которые уже дали понять, что всякие попытки пересмотра границ не являются билатеральными вопросами, а относятся ко всем странам региона.
Похоже, все попытки венгерских реваншистов совершить новое «преступление» за трианонское «наказание» в виде открытых территориальных претензий к соседям встретит организованное недовольство стран соседей и общеевропейских институтов. А парламентские бодания между венграми и словаками будут напоминать Тома и Джерри, когда один из них гонится за другим и наоборот.
Горячим венгерским парням холодные европейские головы ставят в пример Эльзас и Лотарингию, когда немцы территориальные потери не принимали как национальную травму и реванш и не делали приоритетом своей внешней политики.
Беспрецедентное отношение к покоренным славянским народам после приобретении венграми своей «новой Родины» и последующее наказание венгров Трианоном по-прежнему не дает покоя активистам крайне правого Иоббика в попытках выставить в качестве заложников в спорах на меже не только словаков, сербов, но и русин Подкарпатской Руси. Только совершать новые преступления, оправдываясь несправедливым наказанием, кто им позволит

Александр Русин

Публицист
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments