Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Спектакль в «военно-полевых условиях»... Из истории Подкарпатской Руси

На 29 октября 1944 г. вся территория края была занята советскими войсками. согласно обязательствам СССР и договоренностями между СССР и ЧСР Подкарпатская Русь оставалась де-юре составной частью Чехословакии, в чем было твердо уверенно чехословацкое правительство и президент Э.Бенеш, выславшие сюда из Лондона полномочного министра Ф.Немеца, было разделение Подкарпатской Руси на две зоны: более развитая центральная часть края оставалась под полным контролем советской военной администрации и объявлена зоной боевых действий 4-го Украинского фронта, юго-восточная, горная, передана как будто в управление чехословацкой администрации.
По мере приближения частей Красной армии к границам ЧСР уже 8 мая 1944 г., в Лондоне, был подписан «Договор о взаимоотношениях между Чехословацким Управлением и советским Главнокомандующим после вступления советских войск на Чехословацкую территорию». В ст.6 названного Договора излагалось: «Как только часть освобождённой территории перестанет находится в зоне военных операций, Чехословацкое правительство примет там всю полноту верховной власти и будет предоставлять советскому (союзному) Главнокомандующему всестороннюю помощь и сотрудничество посредством своих гражданских и военных органов».
Как известно, чехословацкий правительственный делегат министр Франтишек Немец вместе со своей гражданской и военной делегацией прибыл 27 октября 1944 г. на освобождённую чехословацкую территорию (Подкарпатскую Русь) и разместился в г. Хуст. Третьего ноября, при встрече правительственного делегата Ф.Немца и дивизионного генерала Гасал-Нижборского с командующим 4 Украинским фронтом генералом армии И.Петровым, последний нанёс на карте точную демаркационную линию, которая должна разделять территорию Подкарпатской Руси, переданную в управление правительственного делегата и зону военных операций фронта. Демаркационная линия проходила: Вилок (включительно), Шаланки (включительно), Заричье (вне), Дубровка (включительно), Осой (включительно), Березники (вне), Пилипец (включительно), Волосянка (включительно). При встрече стороны договорились о том, что на восток от демаркационной линии освобождённая территория полностью переходит в гражданское и военное Чехословацкое Управление. Таким образом, г. Мукачево, г. Ужгород, г.Берегово находились в «зоне боевых действий» 4 Украинского фронта вплоть до 30.01.1945 г (дата переезда чехословацкой правительственной делегации из Хуста в Требышев (Словакия) и были полностью изъяты из под контроля правительственного делегата, находясь в руках Красной армии, НКВД, «СМЕРШ» и единственной политической партии, которая поддерживалась всеми средствами-коммунистической партии.
В такой ситуации решительно нет никаких оснований говорить о легитимности процедуры свободного волеизъявления народа по определению своего политического статуса на территории, оккупированной чужой армией, в зоне ведения боевых операций фронта, в условиях когда военное руководство оккупационной армии взяло на себя всю полноту управления и функции верховной власти, а действии гражданских прав было приостановлено.
Иллюстрацией происходивших в то время событий может служить переписка между правительственным делегатом Ф.Немцем и командованием 4 Украинским фронтом.‎23 ноября 1944 г. Ф.Немец направляет депешу в адрес члена Военного Совета небезизвестного Л.Мехлиса, ответственного за все политические вопросы, включая вопросы освобождённых территорий:
« Глубокоуважаемый господин генерал-полковник, в течении настоящего дня я последовательно получил следующую информацию:
1. В городах и сёлах Подкарпатской Руси распространяется листовка под названием «О воосоединении Закарпатской Украины с Советским Союзом». Листовка содержит резолюцию первой конференции Компартии Закарпратской Украины от 19.11.1944 г. В резолюции изложено требование присоединения Закарпатской Украины к Советскому Союзу.
2. По приведенной резолюции на съезде членов народных комитетов, который должен состоятся в воскресенью 26.11.1944 г., должно быть принято соответствующее решение. По имеющейся у меня информации в работе съезда примет участие 1300 делегатов, 500 из которых уже находится в г.Мукачево. Одновременно позволю себе Вам напомнить, что по требованию командующего фронтом я взял на себя объязательство, что никто из гражданских или военных лиц, с территории на восток от демаркационной линии, указанную линию не пересечёт. Это объязательство очень строго придерживается и советские военные органы возвращают или задерживают чехословацких граждан, которые случайно пересекут демаркационную линию. Вразрез с этим положением, военными комендантами, в соответствии с отдаными им распоряжениями, о которых Вы меня информировали, всем делегатам, которые примут участие в работе съезда с территории на восток от демаркационной линии, выданы пропуска. Заказ пересечения линии, таким образом, односторонне направлен против членов делегации чехословацкого правительства, которым,таким образом, отказано в контакте с участниками съезда или же непосредственному участию в работе съезда. Убеждён, что содержание распространяемой листовки с резолюцией конференции коммунистической партии Вам известно, так как Вы сами ранее заявляли, что без военной цензуры на освобождённой территории Подкарпатской Руси не может выйти никакая печатная продукция . В мои объязанности входит соблюдение законов Чехословацкой Республики и договорённостей, изложенных в чехословацко-советском договоре, в котором предписанна объязанность сторон придерживаться чехословацких законов за подписями уполномоченного комиссара Советского Союза Лебедева и нашего министра иностранных дел Рипки. Так как распространяемая листовка находится в явном противоречии с советско-чехословацким договором, позволю себе предупредить Вас, что посредством нашего посольства в Москве я буду информировать своё правительство в Лондоне и требовать от него инструкций по своим дальнейшим действиям. С целью информации, направляю Вам содержание моей депеши в Лондон, также как и Лондону я направлю содержание настоящей депеши. Одновременно прошу, чтобы мне была предоставлена возможность немедленного отлёта в Москву, чтобя я мог получить для себя инструкции непосредственно с помощью радиосвязи со своим правительством, так как до настоящего времени я вынужден с ним контактировать при посредничестве нашего посольства в Москве.
Прошу Вас оказать любезность высказать свое мнение если это возможно как можно раньше. Благодарю Вас за любезность и желание
С глубоким уважением
Министр Ф.Немец
чехословацкий правительственный делегат»Генерал-полковник Л.Мехлис на его депешу так и не ответил. Правда, 24 ноября Немец получил ответ командования фронтом на предыдущую свою депешу:
« 24 ноября 1944 г.
Правительственному делегату чехословацкого
правительства
министру Ф.Немцу
Уважаемый господин министр,
в качестве ответа на Вашу телеграмму на моё имя и имя генерал-полковника Мехлиса сообщаю:
....для нормальной работы правительственного делегата была определена линия запрещённой зоны, на восток от которой, начала работать чехословацкая администрация. В этих районах, в соответствии с моим приказом, были созданы военные комендатуры для поддержания военного порядка в местах дислокации военных аэродромов и решения всех необходимых военных вопросов. Все вопросы внутреннего управления территорией на восток от линии запрещенной зоны решает правительственный делегат, выдаёт распоряжения, приказы, созывает конференции, так как он найдёт это необходимым. В наши интересы на всей территории Карпатской Украины входят только военные вопросы, целью которых является улучшения ситуации в тылу, очистка его от мадьяр, немцев, мадьярских жандармов и полицейских, которые ещё недавно очень хорошо себя чувствовали в области на восток от запрещённой зоны и даже, в отдельных городах, вошли в городское гражданское управление. Это объясняется недостаточной борьбой с этими элементами, среди которых находится много шпионов.
3. Вы пишете нам об учреждении краевого Народного Совета и его сотрудничества с Управлением правительственного делегата. Этот вопрос нам полностью незнаком, так как в наших частных беседах Вы ни разу не затрагивали этот вопрос и мы не располагаем информацией кто, когда и с какой целью, будет организовывать краевой Народный Совет и, в этой связи, не понимаем, почему Вы пишете «чтобы как можно раньше была предоставлена возможность сотрудничества с краевым Народным Советом». Этот вопрос, и все остальные вопросыы, которые не относятся непосредственно к обороне и военным операциям, военной подготовки-нас не касаются и все эти вопросы относятся к компетенции чехословацкой администрации.
4. Ваша просба, чтобы мы помогли передать Вашу речь на подготавливаемую конференцию Народных Советов, мне непонятна. Ни вопросы, относящиеся к учреждению краевого Народного Совета, о котором Вы пишете, ни вопросы относящиеся к различным конференциям-нас не касаются. Поскольку мы по горло заняты своей работой и неуместно, чтобы военное командование вмешивалось в гражданское управление по вопросам, которые касаются чехословацкого правительственного делегата.
5. Вопрос об обмене пенго на крону, о курсе рубля к кроне, обо всем этом мы должны переговорить отдельно. Ваше предложение, чтобы курс рубля был равен одной кроне является несправедливым и неприемлимым и он не может быть использован даже временно. Этот курс должен быть совершенно иной, по информации, которой мы располагаем, в ближайшее время по этому вопросу будет принято соответствующее решение.
С глубоким уважением командующий 4 Украинским фронтом генерал армии Петров

Член Военного Совета 4 Украинского фронта
генерал-полковник Мехлис 23 ноября 1944 г. Лукавило командование 4 Украинского фронта, ой лукавило. Для проведения съезда в Мукачево советское военное командование выделило в распоряжение его организаторов все необходимые технические средства. С учётом того, что железнодорожное сообщение в крае ещё не работало, для доставки делегатов в Мукачево были предоставлены автомобили Красной армии. И если делегаты, кстати никем не избранные, а только назначенные офицерами политработниками Красной армии, получили от советских военных комендантов пропуска для поездки в Мукачево без проблем, то членам правительственной делегации даже контакт с участниками съезда был запрещён
Что же касается воззваний и листовок, призывающих к отделения Подкарпатской Руси от ЧСР, все они были отпечатаны по распоряжению советских военных органов. Следует обратить внимание на тот факт, что все подготовительные материалы ( выступления на различных «форумах», резолюции, обращения и т.д.) готовили сотрудники политуправления 4 Украинского фронта (см. Доклад « Борьба народа Закарпатской Украины за воссоединение с Советской Украиной» за подписью начальника политуправления 4 го Украинского фронта генерал-лейтинанта М.Пронина, адресованного начальнику Главного политического управления Красной Армии).
Непосредственно на съезде присутсвовало 663 «представителей» народных комитетов. Примерно 1/3 из них представляли коммунисты, другие политические партии в работе съезда участие не принимали, так как не получили от советского военного командования разрешения на проведения своей деятельности.
Первый съез «единогласно» принял Манифест о выходе Закарпатской Украины из состава ЧСР и, в качестве верховной власти , избрал 17 членную Народную Раду Закарпатской Украины. Он определил также делегатов, которые должны были выехать в Москву, с целью неотложных переговоров об условиях вхождения Закарпатской Украины в СССР (по непонятным причинам избранные делегаты в Москве так и не появились).
Манифест стал главным политическим актом, на который до настоящего времени ссылается Украина. В действительности же съезд народных комитетов ничем не отличался от других проявлений «воли народа», организованных по случаю различных обстоятельств коммунистической партией после 1917 г. с той только разницей, что в данном случае спектакль состоялся в «военно-полевых условиях»... 1 «Договора о взаимоотношениях между Чехословацким Управлением и советским Главнокомандующим после вступления советских войск на Чехословацкую территорию" излагалось: " В момент вступления в результате военных операций советских союзных войск на территорию Чехословакии, верховная власть и ответственность во всех делах, относящихся к ведению войны, перейдет в зане военных операций на время необходимое для осуществления этих операций к командующему советскими союзными войсками" (с). Мукачево, где был принят " Манифест" о выходе Подкарпатской Руси из состава ЧСР (26 ноября 1944 г.) находилось в "зоне ведений военных операций" вплоть до 2 февраля 1945 г., когда правительственная (военная и гражданская) делегация уполномоченного чехословацкого правительства Франтишка Немца не переехала из Хуста на территорию Словакии (Требушаны)...

К вопросу становления границ «территории русинов на юг от Карпат»

 


Во второй половине 1919 г. Великими союзными державами (и теми, что к ним присоединились) было принято окончательное решение о вхождении «территории русинов на юг от Карпат» в состав создаваемой Чехословацкой Республики, в статусе наиболее широкой территориально-политической автономии совместимой с единством ЧСР.
Вхождении Подкарпатской Руси ex post ,было зафиксированно в Версальском мирном договоре (ст. 81), Сен-Жеменском мирном договоре с Австрией ст.53., Сент-Жерменском мирном договоре с ЧСР (ст.10-13), Трианонском мирном договоре (ст. 4) и частично Севрским мирным договором (ст.2)
На Парижской мирной конференции вопросами границ занималась специальная Территориальная комиссия при «Совете десяти» в составе глав правительств и министров иностранных дел Англии, США, Великобритании, Франции, Италии и двух делегатов императорской Японии. Границы вновь создаваемой ЧСР Совет определил своим Постановлением от 12.06.1919 г.
Вполне естественно встал вопрос об определении границ «территории русинов на юг от Карпат». В соответствии со взятыми на себя обязательствами центральное правительство ЧСР направило на Подкарпатскую Русь временного гражданского администратора Яна Брейху. В свою очередь «Верховный главнокомандующий Подкарпатской Руси» французкий генерал Эннок своим приказом от 6 июня 1919 г. ввел на территории края военную диктатуру. 18 ноября 1919 г. генерал Эннок опубликовал в виде воззвания к народу (завизированного Я.Брейхом) текст Генерального статута (об организации и администрации Подкарпатской Руси , включенной решением Парижской мирной конференцией в состав ЧСР)
Он содержал основные принципы организации административного управления Подкарпатской Руси.
В первой части Генерального статута были изложены основные положения Сен-Жерменского мирного договора (с ЧСР ст.ст. 10-13) относящиеся к Подкарпатской Руси.
Во второй части Генерального статута рассмотрены границы Подкарпатской Руси:
« Территориальна комиссия мирной конференции в Париже установила границы Подкарпатской Руси следующим образом:
а) Демаркационная линия между словаками и русинами проходит по прямой от города Чоп (Csap) к северной окраине города Ужгород (Унгвар) так, что ж.д. остается на территории Словакии, а Ужгород в Подкарпатской Руси, затем вдоль реки Уж (Унг) к Карпатам. Вся территория на восток от этой линии будет считаться автономной русинской землей.
б) Южные границы автономной русинской территории мирной конференцией определены таким образом, что граница с Венгрией проходит от Чопа на юг; ж.д.от Чопа остается на русинской территории вплоть до Мармарошского Сигета, который отходит к Румынии, затем граница проходит частично вдоль Тисы на восток к северной границе, которая соответствует границе между бывшей Венгрией и Галицией.
в) Поскольку часть русинского народа на определенной мирной конференцией словацкой территории , составляет национальное меньшинство, чехословацкое правительство поручило представителям обеих народов договориться о о возможном включении территории с компактным проживанием русинов в состав русинской территории»
Таким образом, северо-восточные границы Подкарпатской Руси ни у кого не вызывали никаких вопросов- они оставались «историческими», доказавшими свою эффективность на протяжении многих веков (гр. Между Венгрией и Галицией) по гребню (водоразделу) Карпат.
В свою очередь, окончательно установленные Трианонским мирным договором границы с Венгрией с военно-стратегической точки зрения обеспечивали Подкарпатской Руси хорошие опорные пункты (на случай несанкционированного военного вторжения со стороны Венгрии): Черная гора у Севлюша (сегодня Виноградово), возвышенности у Берегова и Косино. Точно так же граница со стороны Польши обеспечивала практически непреодолимое препятствие и любая военная атака в направлении Тисы и равнин была обречена на неудачу.
Самым деликатным вопросом оставалась линия границ со стороны Словакии. В соответствии с Филадельфийскими договоренностями между , представлявшим интересы русинов Г.Жатковичем и Т.Г. Масариком о том, что граница между словаками и русинами будет определяться на «этнической основе», т.е. территории с компактным проживанием русинов войдут в состав Подкарпатской Руси.
Но уже 25 июня , представлявший на Парижской мирной конференции прежде всего интересы словаков и чехов Э.Бенеш обратился с письмом на имя председателя мирной конференции (8 августа повторно) с предложением учредить»временную демаркационную линию» между словаками и русинами от Чопа до Ужгорода и оттуда вдоль р. Уж до карпатских перевалов.. Протесты Г.Жатковича ни к чему положительному не привели и впоследствии данное обстоятельство стало одной их причин его добровольной отставки с поста губернатора Подкарпатской Руси. (на протяжении двух десятилетий данный вопрос неоднократно поднимался русинскими политическими деятелями (самый активный в этом вопросе премьер автономного правительства А. Броди ) за упорство в требовании «плебисцита» по данному вопросу поплатился своим постом
Такая ситуация с границей со Словакией сохранилась вплоть до наших времен. , когда в мае 1946 представителями Словакии и СССР в Ужгороде был подписан протокол демаркационной совместной комиссии в соответствии с которым ж.д. узел Чоп отошел в пользу СССР. Какие аргументы подействовали на до тех пор неуступчивую словацкую сторону покрыто тайной. Зубоскалы кивают на Красную Армию в то время «всех сильней. От тайги до Британских морей».
Подкарпаторусско –словацкая граница , таким образом составили 97,9 км., из которых 95,6 км. относится к суше и 2,3 км –водным потокам.
Мирному развитию событий помешало провозглашение Венгрией 21 марта 1919 г. намерение стать советской республикой. (как оказалось впоследствии, всего на сорок дней). Такое развитие событий крайне не понравилось правительствам Румынии и Чехословакии. Министр обороны ЧСР В.Клофач отдал распоряжении з-й чехословацкой дивизии под командованием генерала Эннока оккупировать Подкарпатскую Русь. Премьер-министр Румынии И.Брэтиану (получивший предварительно от Ллойд Джоржа английское военное снаряжение на 100 тыс. чел. с большим рвением кинулся спасать Европу от бациллы большевизма. 16 апреля с востока (в том числе и из района русинского Сигета)началось наступление румынских войск и уже через два дня был взять город Севлюш. Путь на Берегово и Мукачево был открыт. В свою очередь со стороны Ужгорода 23 апреля в направлении Мукачево выступили части генерала Эннока (другая группа войск была направлена в сторону Чопа). Между тем румынские войска 27 апреля взяли Берегово и на следующий день овладели Мукачевом. 30 апреля в Мукачево прибыли и чехословацкие войска. Таким образом 2/з территории Подкарпатской Руси оказалось в руках оккупационной румынской армии. Однако, румыны по требованию мирной конференции в Париже вынуждены были покинуть захваченную ими территорию. Надо сказать, с большой неохотой, в шесть этапов. Только в июне месяце 1920 г. румынские оккупационные войска из восточной части Подкарпатской Руси были выведены окончательно.
Следует заметить, что румыны освобождая Европу от коммунизма на оккупированных территориях грабили все , что еще оставалось после опустошительной мировой войны и режима Бейлы Куна (племенной скот, пожарные машины, обувь, ковры, автомобили, хлеб, локомотивы и ж.д. вагоны).
Окончательно границы Румынии с Подкарпатской Русью были установлены Севрским мирным договором (Антанты с Турцией) от 10.08. 1920 г.. Подкарпатской Руси Севрский мирный договор коснулся только частично (ст.2) в плане мелких территориальных изменений. В состав Подкарпатской Руси вошли три населенных пункта в районе стыка Венгерско-Румынско-Подкарпаторусских границ ( Великая Паладь, Аклин, Беркеш Алмаш) путем их обмена за Бычков, Комлоуш, Велику Тырнавку, Сухой поток и еще несколько русинских сел в районе Сигета. Румыния удержала за собой 14 русинских сел на левом берегу Тисы с проживающими там около 90 тыс. русинов. Как это водится и на этот раз спасение Европы от коммунизма было заплачено Румынии за счетПодкарпатской Руси.
Сегодня правящий режим Украины (уже в судебном порядке) инкриминирует духовному лидеру подкарпатских русинов о. Д.Сидору преступление (на 28 февраля планируется уже 12 по счету заседание апелляционного суда) , заключающееся в «умышленных действиях, осуществляемых с целью изменения государственных границ Украины в нарушение порядка установленного Конституцией Украины». Абсурдность выдвинутых против о. Димитрия обвинений опровергают даже свидетельские показания активистов радикальной «Свободы», способных на многое (даже на поджег каменного памятника-монумента, установленного на Верецком перевале Карпат в честь «обретения венграми новой родины»). Даже чисто теоретически, у священнослужителя нет решительно никаких мотивов призывать к « изменению государственных границ Украины» и , тем более, заявлять о своей решимости лично выкапывать и переносить пограничные столбы. Ни наружу, ни в глубь, ни вдоль ни в поперек
Как показывает история, государственные границы буквально всех стран в мире динамичны и подвержены изменениям )как за счет природных процессов-изменением русла рек-, решений международных судов, компетентных решать подобные вопросы и чаще всего военной силой.
Неизменное, неотъемлемое, вечное , один раз предоставленное международным сообществом право народу на самоуправление. К счастью, русинский народ таким правом располагает, и носителем этого права и впредь будет оставшийся живым хотя бы один русин…
Alaxander Rusin

САЙТ ПОДКАРПАТСКАЯ РУСЬ