Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Правовые обоснование государственности Подкарпатской Руси(РПР)

В конце Первой мировой войны " русины на юг от Карпат" наряду с другими славянскими народами входившими в состав Австро-Венгерской монархии, получив право на самоопределение, стали субъектом международного права. Тогда же президент США Вудро Вильсон 8.01.1918 г. провозгласил известные 14 пунктов условий начала перемирия с противниками Антанты, прежде всего с Германией и Австро-Венгрией. В пункте 10 речь шла о том, что народам Габсбургской монархии, в том числе и русинам , должна быть предоставлена возможность получения полной независимости. " Русины на юг от Карпат" были приняты в состав "Союза порабощенных народов Европы" 23 октября 1918 года и его решением признаны отдельным народом с правом на самоопределение. В истории права субъектность никогда не была первого или второго сорта. Международное право не делит суверенитет народов по ранжиру "великий", "менее великий", или "малый".
Международная практика знает несколько способов реализации народом своего права на самоопределение: создание независимого государства, свободного присоединения к другому независимому государству или объединение с ним, или же предоставления любого иного политического статуса, свободно определенного самим народом. Суверенитет, как известно, существует только в самом народе - единый и нераздельный, незыблемый и неотчуждаемый. Решение русинов , выраженное в резолюции Центральной Русской Народной Рады в Ужгороде 8 мая 1919 г.: "от имени всего народа" полностью поддержало предложение американских Угро-Русских Рад присоединиться к народам Чехословакии, на основе "полной национальной автономии". Таким оно было внесено в мирный договор в Сен-Жермене ан Лэ 10 сентября 1919 года, где указывалось, что "территория русинов на юг от Карпат" включается в состав Чехословакии с условием, что она предоставит русинам наивысшую степень автономии при сохранении единства Чехословацкого государства". Таким образом, используя право на самоопределение, русины , в существующих на то время исторических реалиях, добровольно, без принуждения, присоединились к Чехословацкой Республике в качестве "самоуправляемой территории, которой будет дана наиболее широкая автономия, совместимая с единством Чехословацкой Республики", делегировав при этом, часть своих суверенных прав центральному пражскому правительству. Но это ни в коем случае не означало, что они отказались или лишились своего суверенитета. Венгрия, в свою очередь, в 1920 г., при заключении Трианонского договора в ст.4 также заявила: "Венгрия признает со своей стороны, как это уже сделали союзные государства и те, что к ним присоединились, полную независимость Чехословацкого государства, которое будет иметь в своем составе автономную территорию русинов на юг от Карпат". "Подкарпатская Русь", (такое название было введено постановлением Генерального Устава от 16 ноября 1919 года и внесено в Конституцию ЧСР, принятой в 1920 году), вошла в состав Чехословакии. Русины со своей территорией, вошли в ЧСР в качестве народа, с правом на самоопределение, с особым статусом государственно-образующего народа наравне с чехами и словаками. Подкарпатская Русь приобрела международное признание, и это её положение впоследствии никем не оспаривалось.
Вторая Мировая Война нарушила процесс русинской государственности. Центральное чехословацкое правительство, подписывая в Москве 29 июня 1945 г. "Договор между ЧСР и СССР "О Закарпатской Украине" не имело права в одностороннем порядке решать судьбу Подкарпатской Руси уже в силу хотя бы такого факта, что оно не обладало, в соответствии с Конституцией ЧСР абсолютной юрисдикцией на этой территории.
Международное право допускает сецессию в порядке договора между всеми заинтересованными сторонами, т.е. по добровольному согласию и в соответствии с нормами международного права. Но при переговорах и подписании Договора в Москве отсутствовал третий субъект международного права - Подкарпатская Русь, которая в данном случае была представлена уже не как субъект, а всего лишь объект международного права.
Уже в момент подписания договора произошли серьезные нарушения протокольного характера. Подписанты с чехословацкой стороны премьер З. Фирлингер и статс-секретарь МИДа ЧСР В. Клементис не имели в должной форме и полном порядке полномочий на подписание Договора, поскольку, уполномочивший их на это Э.Бенеш на то время не был, в соответствии с Конституцией ЧСР президентом ЧСР. Известно, что 05.10.1938 г. Э.Бенеш (юридически безупречно) отказался от поста президента ЧСР и в последствии на этот пост конституционным путем так никогда и не был избран.
В ст.2 Договора предусматривалась его ратификация Президиумом Верховного Совета СССР и Национальным Собранием ЧСР. С чехословацкой стороны Договор был ратифицирован Временным Народным Собранием, никем не избранным, а назначенным декретом Э.Бенеша, не имевшим конституционного права утверждать решение об изменении границ государства и передачи части своей территории другому государству. Это обстоятельство хорошо понимал тогдашний премьер-министр ЧСР Фирлингер. В своей речи по случаю подписания Договора он заявил: "Я уверен, что этот договор будет единодушно ратифицирован Национальным собранием, которое в ближайшем будущем будет избрано на основании всеобщего избирательного права".
Международное право регламентирует порядок изъявления народом своей воли в отношении государственной принадлежности. Волеизъявление проводится в форме плебисцита при соблюдении всех надлежащих условий его проведения, в частности, отсутствие оккупационных войск на территории во время проведения плебисцита. Ссылка в Договоре 1945 года о свободном волеизъявлении населения Подкарпатской Руси о |выходе из состава ЧСР и включении её в состав СССР", изложенном в "Манифесте первого съезда народных комитетов", принятом в г.Мукачево 26.12.1944 г., в принципе, не может выражать волю народа ни по форме, ни по содержанию. Мало того, что процедура волеизъявления народа была проведена во время войны, на территории оккупированной чужой армией, но ещё и в "военно-полевых условиях". Ведь г. Мукачево 26.11.1944 г. находилось в зоне ведения боевых операций 4-го Украинского фронта, т.е. в условиях, когда военное руководство оккупационной армии взяло на себя всю полноту управления и функции верховной власти. При этом действие гражданских прав было временно приостановлено. В этой ситуации, говорить о легитимности процедуры свободного волеизъявления народа по определению своего политического статуса решительно нет никаких оснований.
Ни одно государство не в праве отказываться от своих граждан и "коллективно" передавать их кому бы то ни было без индивидуального соглашения каждого гражданина страны. Протокол (приложение к Договору) разрешал оптацию только лицам "чешской и словацкой национальности", лишив этого права, прежде всего, коренного населения края - русинов , которые просто не упоминаются, т.е. произошла дискриминация прав граждан по национальному признаку.
Иностранная доктрина сходится во мнении, что для нормальной реализации норм международного договора во внутреннем правовом поле, норма Закона (Указа) не должна обладать большей силой, чем норма договора и должна трактоваться таким образом, чтобы соответствовать договорным правилам. Ни одна из сторон договора "не вправе сузить или исключить своими правовыми актами, какие либо обязательства, содержащиеся в действующем международном договоре". Однако, в нарушение норм международного права, Президиум Верховного Совета СССР своим Указом от 22 января 1946 г, в одностороннем порядке, ликвидировал субьект международного права Подкарпатскую Русь (или Закарпатскую Украину), признанную международным сообществом, что зафиксировано в Сен-Жерменском и Трианонском мирными договорами.
Важно отметить, что Договор в Москве "О Закарпатской Украине" был подписан именно между ЧСР и СССР, хотя в то время было предусмотрено в международных отношениях право представительства самой УССР (п.5 ст.72 Конституции УССР), а Президиум УССР (п.13 ст.108) также обладал компетенцией ратификации международных договоров. Тем не менее, договор УССР не только не подписывала, но и при его заключении украинские дипломаты не присутствовали (даже в корридоре). Фактически, Подкарпатская Русь была от СССР передана УССР только во временное административное управление.
За период существования СССР, "...Союза нерушимого республик свободных", принадлежность Подкарпатской Руси к Украине не носила столь принципиального характера. Но с момента провозглашения независимости Украины ситуация радикальным образом меняется. Вопрос о статусе Подкарпатской Руси или "Русинский вопрос" следовало незамедлительно ввести в правовое поле Украины. Конституция Украины в ст.9 дает исчерпывающий перечень международно-правовых норм, составляющих часть национального законодательства страны, имеющих силу международных договоров Украины, согласие на обязательность которых было дано Верховным Советом Украины". Но поскольку, как было изложено выше, договор "О Закарпатской Украине" в качестве субъекта международного права, подписывал СССР, а не УССР, то в соответствии со ст.7 Закона Украины "О правопреемстве Украины", Украина является правопреемницей только тех договоров СССР, "согласие на обязательность которых дано Верховным Советом Украины". Или же, другими словами, договор, согласие на который Верховный Совет Украины не давал, не является "частью национального законодательства Украины" и рассматривается как не действующий в отношении Украины. До настоящего времени нет официально опубликованного Акта о выражении согласия Верховного Совета Украины на обязательность международного договора "О Закарпатской Украине", и, следовательно, указанный договор для Независимой Украины не является действующим. В этой связи, все правоотношения, возникшие с момента провозглашения независимости Украины между Киевом и "территорией русинов на юг от Карпат" являются нелегитимными.
В создавшейся ситуации, безусловно, самым оптимальным решением для властей Независимой Украины была бы незамедлительная ратификация договора "О Закарпатской Украине", внесение в Конституцию соответствующих изменений, т.е. акцептацией волеизъявления народа на референдуме 1991 г. Однако, политическое руководство Украины пытается решить русинский вопрос административно-репрессивными методами. Сознательно искажая положение вещей, политические круги Киева представляют русинское национальное движение безосновательным, выдуманным и иллюзорным, с навешиванием ярлыков "политический русинизм", "русиниский сепаратизм" с прямыми угрозами преследования русинских активистов, согласно разработанного на государственном уровне "Планов-мероприятий" по этноликвидации русинского народа и пр. Категорически не признавая за русинским народом Закарпатья (Подкарпатской Руси) права на самоопределение, на "свободу воли", (имеющиеся у него с 1918 г., и выраженное им на референдуме 1991 года, когда 78,2% населения края высказалось за статус "специальной самоуправляемой административной территории"), она, (власть Украины), фактически, от решения "русинского вопроса" преступно самоустранилась. Мало того, за 18 лет независимости в крае проводится неконтролируемая политика скрытого геноцида народа и планомерного разрушения его национальной среды обитания: 1) идет губительная, по своим последствиям, и не прекращающаяся сплошная рубка карпатских пралесов, имеет место нерациональное использование минеральных вод, редких полезных ископаемых. 2) территория края на века загрязняется тяжелыми металлами работой обогатительного комбината свинцово-цинковых руд Мужиево и завоза сюда из стран Европы токсичных промышленных отходов. 3) активное, работоспособное коренное русинское население края, нищетой и бесправием вытесняется за рубеж. Около 300 тысяч трудоспособных русинов вынуждены искать источник существования для своих семей за пределами Украины. Ежегодно свыше 5000 русинов эмигрируют в другие регионы и страны, что угрожает исчезновением коренного населения региона. 4) подрастающее поколение воспитывается без знания о русинах , без родительской опеки, живет в среде экологической катастрофы на продуктах Чернобыльской зоны, генно-модифицированных и завозимых из-за рубежа, большей частью контрабандным путём продуктов с просроченными сроками годности. 5) разработанный правительством секретный план ("Планы-мероприятия... решения проблемы русинов-украинцев " от 1996 года) реализуется политика ассимиляции русинского народа, насильственная украинизация, планомерно уничтожается русинский язык, традиции и культура самобытного народа. С учетом вышеизложенного, руководствуясь природным инстинктом самосохранения, русины требуют реализации волеизъявления народа на референдуме 01.12.1991 года.
Какая олимпиада? Во многих школах вообще нет спортзала, а те что есть, в заброшенном состоянии.


С сегодняшнего дня 800 тысяч русинов вновь могут считать себя потенциальными угрорусинами...


Круг вопросов в взаимоотношениях между русинским народом и Украиной, которые Украина должна решить!


САЙТ ПОДКАРПАТСКАЯ РУСЬ

История разработки и принятия герба Подкарпатской Руси

English: Carpathian Ruthenian coat of arms, from the time of the first Czechoslovak Republic, used to this day.
Герб Подкарпатской Руси, во времена Первой ЧСР, используется до настоящего времени.
Уже к 1920 году был разработан герб Чехословацкой Республики, в котором представлялись гербы всех пяти земель государства — Чехии, Моравии, Силезии, Словакии и Подкарпатской Руси. Последняя герба никогда не имела, для чего его срочно пришлось создавать. Им стал :
«…щит, рассечённый вертикально, в правой половине в синем поле три золотых пояса, в левой половине в серебрянном поле красный медведь, стоящий на задних лапах и смотрящий вправо (так, учитывая разные пристрастия разных частей населения новой территории, в гербе соединились цвета: синие, золотые и красно -серебрянные)». Изобразил герб известный закарпатский художник Йосип Бокшай, один из основателей закарпатской школы живописи.
История разработки и принятия герба Подкарпатской Руси носит часто нестандартный характер.
Когда при переговорах о гербе с центральными властями в Праге, представители домашней политической сцены не пришли к окончательному решению то, как это обычно бывает, разработка герба была поручена специалистам по геральдике в Праге. Техническое задание на разработку знака предусматривало, по возможности, учесть пожелание локальных политических деятелей края. В не уверительно короткие сроки проект герба Подкарпатской Руси был представлен на обсуждение и официальное принятие. Такая срочность понадобилась из-за необходимости включения герба земли в большой герб Чехословацкой республики.
Проект герба содержал в себе геральдический щит, вертикально разделенный на две половины, причем правая половина щита содержала на синем фоне три горизонтальные золотые полосы и, соответственно, левая – на серебряннном фоне стоящий на задних лапах червленый медведь с открытой пастью и головой повернутой вправо.
Синие и золотые цвета – типичные в геральдике Европы. Красный медведь был выбран из-за его присутствия в более ранних городских знаках края и вполне подходящий для геральдических символов.
После перерыва в заседании парламента ЧСР, его депутаты, 30 марта 1920 г. в 18 часов 45 минут, приняли проект герба Подкарпатской Руси в первом и втором чтении и его изображение вошло в правовое поле ЧСР в виде соответствующего Закона .. čís. 252/1920 Sb. z 30. března 1920 (№ 252/1920 Сб.от 30 марта 1920 г.)
Так закончилась полуторагодичная работа по разработке и принятия официального герба Подкарпатской Руси и государственной символики ЧСР в целом.
Началась эта работа сразу же после распада Австро-Венгерской монархии в 1918 г. Народное собрание обратилось по данному вопросу к правительству республики, а то в свою очередь к своему Министерству внутренних дел, которое создало специальную геральдическую комиссию, состоящую из специалистов в области в области истории, геральдики и искусства. Принципиальным и в то же время сложным для этой комиссии состоял вопрос о концепции создания государственных знаков. И только после предоставления ей требований МИДа комиссия наконец пришла к согласию о принципе разработки знаков – т.н. принципе «исторических земель» .
А поскольку Подкарпатская Русь формально «историческую землю» собой не представляла (ранее не имела государственность) и следовательно она, как целое, не имела своего знака,, по предложению геральдистов –проф. Густава Фридриха и Ярослава Курсы- предложила в самом начале принять за герб Подкрпатской Руси герб одного из ниабольших городов края, например, Мукачева. Однако, в Праге точное описание знака найти не удалось, то комиссия официально обратилась к Губернатору Подкарпатской Руси
Дня 3 января 1920 Мнистерство внутренних дел направило администратору Подкарпатской Руси в Ужгород правительственное напоминание: « По причине предварительной ориентации Министерство внутренних дел требует, чтобы:
1. в кратчайшие сроки направить в наш адрес информацию, имеются ли какие-либо пожелания или проекты в этом направлении;
2. направить описание цветовых предложений (или фотогрфий, с соответствующим описанием в отношении цветов) знаков отдельных наиболее крупных городов Подкарпатской Руси» (с)
Ужгород молчал целых два месяца. В то время здесь вовсю бушевал «языковый спор». Русинская общественность твердо стояла но позиции принятых еще на Первом Международном Славянском Съезде (Пражском) «Весны народов» 1848 г. резолюции об использовании «панславянских» цветов- синего, белого- красного- и униатских клерикальных сторонников сине-желтого цвета.
Повторное обращение депутата Заградника, ответственного за проект закона о государственных символах, заставил Министерство внутренних дел в очередной раз направить в Ужгород 9 марта 1920 г. повторный запрос о проекте знака Подкарпатской Руси.
Между тем профессор Густав Фридрих предложил знак « с изображением медведя, который ранее изображался на гербе города Ужгорода, а в отношении цветов использовать четыре основные цвета (компромиссное решение». Проект выглядел следующим образом : «…щит, рассечённый вертикально, в правой половине в синем поле три золотых пояса, в левой половине в серебрянном поле красный медведь, стоящий на задних лапах и смотрящий вправо (так, учитывая разные пристрастия разных частей населения новой территории, в гербе соединились цвета: синие, золотые и красно -серебрянные)». (председатель А.Бескид); доктор Андрей Гагатко, др. Гомичко и К.Прокоп (дополнительно введенный член ЦРНР). Президиум Министерства внутренних дел ЧСР официально заявил, что «поименованные принципиально не имеют возражений против проекта герба, который должен быть использован при проекте общегосударственного герба ЧСР. Для официального заявления они, однако, правомочиями не располагают» (с)
10 марта Прагу посетила делегация членов Центральной Русской Народной Рады
Наконец 17 марта 1920 г. шеф Гражданского управления Подкарпатской Руси направил в адрес Министерства внутренних дел в Прагу замечания по предложенному ГуставомФридрихом проекту герба и свои предложения по проекту: «На Ваш № 14530 сообщаю, что партия Гагатка -Цуркановича не имеет к проекту герба Подкарпатской Руси принципиальных замечаний, однако выражает пожелание, чтобы разделенный пополам геральдический щит в нижней части содержал три горы, тоже разделенные, причем правая часть золотая, левая синяя.В правой половине щита вместо трех золотых полос была половина Греко-католического креста, вернее и нижнее изображение которого было бы одинаковой длины, а середине большей. В левой серебряной половине щита бы на синей основе половины гор стоял красный медведь, стоящий на задних ламах» (с)
Партия Волошина предложила проект щита чрезвычайно сложной конструкции, который даже описать слишком сложно. Он состоял из элементов жупанских знаков : мараморошского, ужского, спишского, бечевского земплинского, шаршского и угочского. Его половина должна составлять щит Кориатовича , в верхней половине на фоне горы, по обеих сторонах карпатские ели, в середине –олень. Под ним изображена шахта с двумя шахтерскими молотками, а возле среднего щита –мужчина и женщина со снопами пшеницы и грознами винограда. Под нижней частью щита Кориатовича –вода, с плавающими в ней рыбами. Оба вышеназванные проекты сегодня отправляю заказным письмом» Шеф Гражданского управления Подкарпатской Руси др. Брейха (подпись)(с)
В Прагу письмо прибыло 22 марта 1920 г., а уже 6-го апреля 1920 в заключительном документе по данному вопросу Министерство внутренних дел пишет: «из предложенных проектов, проект Волошина не может быть принят во внимание по причине «его фантастичности», более приязненно относится к проекту Гагатко, однако, в конечном итоге герб Подкарпатской Руси был предложен первоначальный проект Густава Фридриха из опасений, что принятие проекта одной партии вызвало бы бурю протеста других партий и было принято решение утвердить правительственный проект Г.Фридриха.
Подкарпатский герб, как свой символ, приняло и современное русинское движение. В результате он стал национальным гербом русинов всего мира и официальным знаком Всемирного конгресса русинов и русинских организаций
В 1990-х годах описанный герб был признан и региональным гербом Закарпатской области.
Конституция ЧСР не предусматривала региональных флагов, но научно-просветительское общество им. А. Духновича на своем заседании в г.Мукачево 23.3. 1923 г. приняла флаг в традиционно панславяских цветах : Полотнище горизонтально разделенное пополам, причем верхняя половина синего цвета, нижняя разделенная пополам половина в верхней части имеет цвет белый, в нижней- красный. Такой флаг, с размещенным на нем посередине гербом Подкарпатской Руси русинское движение официально использует во всем мире.
К сожалению, государственные символы (флаги, гербы, ордена и пр.) не относятся к объектам авторского права. Таким образом, русины не станут преследовать гагаузов в судебном порядке. Во всяком случае, принятый в 1995 г. флаг гагаузской автономии если чем-то и напоминает флаг Общества им. А.Духновича, принятый 23.03.1923 г. в Мукачево, то это уже головная боль и проблема гагаузов. Вовсе не наша…


Rusyn flag.svg

Науковий погляд про „Карпатську Україну” та його табу. Часть II

Некоторые исторические аспекты, касающиеся Карпатской Украины.
_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _
Albert S. Kotowski, Freiburg, „Ukrainisches Piemont“? Die Karpatenukraine am Vorabend des Zweiten Weltkrieges. Jahrbücher für Geschichte Osteurogas 49 (2001) H. 1 c Franz Steiner Verlag. Stuttgart.
„Украинский Пьемонт“ - „Карпатская Украина“ в преддверии Второй Мировой Войны. Издательство Франц Штейнер. Штуттгарт.
.
Читай стр. 73. 21 Октября 1938 года Оберкомандо Вермахта получило приказ от Гитлера, в течени двух недель „покончить с остатками Чехословакии“. С этого момента вопрос об автономии Словакии и Капатской Украины превратился в инструмент экспансионистской политики III-Рейха. Четыре дня спустя, 26 Октября, Сойм Карпатской Украины принял решение провести референдум, на котором должно было быть вынесено волеизъявление народа Края о дальнейшей принадлежности к федерации с ЧСР. 26 Октября в Праге был арестован премьер Бродий, которого уличали в шпионаже в пользу Венгрии; Фенчик, которого обвиняли в шпионаже в пользу Польши, сбежал в Венгрию. На следующий день вступило в должность новое, про-украинское правительство во главе с премьером Волошиным, министрами Реваем и Бачинским. 30 Октября в Праге, новый премьер, монсеньйоре Волошин в беседе с послом III-Рейха фон Генке заявил, что намеревается реформировать своё правительство по авторитарному принципу, ибо, на его взгляд, сохранение либеральной формы правления для политически и в культурном плане недоразвитого народа приведет к катастрофе. Поэтому, первым шагом на пути к этому, он отдал приказ запретить все политические партии. Следующим шагом правления Волошина было переименование названия Края с „Podkarpatská Rus“ в „Karpat’ská Ukrajina“. Тут же было оповещено о создании организации „Karpats’ka Sič“.
_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _
Frank Grelka: Die ukrainische Nationalbewegung unter Besatzungsherrschaft 1918 и 1941/1942, Harrassowitz Verlag, Stuttgart, Deutschland.
.
Читай стр. 176. 22 Октября 1938 года Польша информирует Внешнеполитическое Ведомство III-Рейха о том, что даёт согласие на присоединение Транскарпатии к дружественной Венгрии. 19 ноября 1938 года высказалось и правительство III-Рейха относительно вопроса о будущем Карпато- Украины, оставляя за собой право самой на него оветить. Риббентроп в телеграмме послу фон Генку в Прагу, указал что, в этом вопросе следует, согласно „приказу фюрера”, соблюдать осторожность и проблему замалчивать; кроме того теперь нежелательно пользоваться названием „Карпатская Украина“.
_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _
Nikolaus G. Kozauer: Die Karpaten-Ukraine zwischen den beiden Weltkriegen. Unter besonderer Berücksichtigung der deutschen Bevölkerung. Verlag Langer, Esslingen am Neckar 1979. Перевод: Николаус- Георг Коцауер: Карпатская- Украина между Мировыми Войнами.
.
Читай стр. 68. 8 февраля 1939 года в Хусте было открыто немецкое консульство. Консулом был Назначен Вальтер Шплеттштрассер. К этому времени Гамилкар Гофманн был ещё секретарем немецкого посольства в Праге.
.
Читай стр. 70. 15 марта 1939 года немецкие войска пересекли границу Богемии и Моравии, не встретив на своём пути никакого сопротивления. В это же самое время немецкий посол в Будапеште, Отто фон Эдмансдорф, передал венгерскому правительству ноту от 11 марта 1939 года, в которой венгерскому правительству сообщалось, что против присоединения Карпато- Украины к Венгрии не существует никаких возражений, если Венгрия согласится на следующие условия:
1. Венгрия учитывает немецкое требование касательно разрешения прохода войск через её территорию.
2. Правовое признание всех экономических договоров между Каратской- Украиной и III-Рейхом.
3. Признание на законной основе достигнутых прав немецкого национального меньшинства в Карпатской- Украине.
4. Предоставление гарантий о том, что члены правительства Карпатской- Украины и другие отдельные лица по политическим соображениям не будут преследоваться.
.
Венгерское правительство согласилось на эти условия, и уже 14 марта 1939 года войска венгерской регулярной армии перешли границу Карпатской- Украины. Одновременно посол Венгрии в Праге, д-р Милан Кобр, передал чешскому правительству ультиматум с требованием в течение 24 часов приступить к эвакуации чешских войск из Карпатской Украины.
.
Читай стр. 73. 16 марта венгерские войска достигли польской границы, по пути сломав сопротивление нескольких плохо вооруженных членов карпато- украинской Сичи. Потери венгерской армии были 72 чел убитых, 144 паненных, 2 пленных и 3 пропавших без вести, в то время как Сич потеряла около 5 000 человек.
_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _
Christian Ganzer, Hamburg 2001, „Die Karpato- Ukraine 1938/1939 – Spielball im internationalen Interessenkonflikt am Vorabend des Zweiten Weltkrieges“. „Osteuropakunde“.
.
Читай стр. 32. 21 января 1939 года было принято решение провести выборы в Краевой парламент – Сойм. В то время как все партии были запрещены, к выборам была допущена лишь одна партия – „Українське Національне Об'єднання“, во главе с Федиром Реваем. 12 февраля 1939 года были проведены выборы, которые Волошин интерпретировал как плебисцит о принадлежности Карпатской Украины к Чехо- Словакии. Партийный орган „Українського Національного Об'єднання“ - „ Нова Свобода“ сказала „Так! За приналежність до федерації“.
.
Запрещение всех партий кроме партии власти и препятствия при попытках оппозиции заявить свои избирательные списки, говорят сами за себя. Влияние ОУН на правительство Карпато- Украины и её, всё возрастающее воздействие на „Karpats’ka Sič“ с сопровождающей её радикализацией, стали первым камнем преткновения для правительства Волошина, поскольку с одной стороны это угрожало ему потерять авторитет как легитимного представителя „Українства“, а с другой, сепаратистские происки ОУН усложняли отношения с центральной властью в Праге.
.

Кто был архитектором «воссоединения» Подкарпатской Руси с Советской Украиной?

Судьба и место Ивана Туряницы в истории края

Современные ужгородкие историки украинского радикально- националистического направления часто используют всевозможные эвфемизмы, с целью закамуфлировать истинный смысл того или иного события в истории региона, которые не вписываются в их националистические мотивы, или же раскрывают истинный портрет их лидеров. Например, поклонник Гитлера и нацистской идеологии, по его собственным словам, "немецкой национальной идеологии"А. Волошин, президент на час т.н. Карпатской Украины, для них является ажно "героем Украины ". Военизированные боювки "Карпатская Сич", организованные националистами в кризисном 1938 году на Подкарпатье из рядов галицких перебежчиков по образцу немецких SA – для них- первый зародыш «новой украинской армии "! Преступное сотрудничество подкарпатских украинских националистов во время войны совместно с лидерами венгерских фашистов"Скрещенные стрелы" Szálasi – это не более чем "контакты с венгерской оппозициеи». Список подобных лживых эвфемизмов можно продолжать до бесконечности. Мы не будем излишне их популяризировать и сосредоточимся на случае "воссоединения" и судьбу его мнимого "архитектора" Ивана Туряницы

Человек с такой фамилией и именем родился в 1901 году в бедной русинской семье в селе Ряпид и по свей профессии был трубочистом. В 1917 году его призвали на службу в австро-венгерскую армию, после развала монархии он присоединился к коммунистическому движению в Будапеште. В 1924 году вернулся на Подкарпатскую Русь и вступил в коммунистическую партию ЧСР. В годы учебы 1930-1933 в тогдашней столице Украины Харькове был завербован в качестве агента советской секретной службы НКВД предшественницы (КГБ) где выступал под псевдонимом Туреф. По возвращению в ЧСР стал во главе коммунистических профсоюзов на Подкарпатской Руси, в 1939 г. бежал в СССР.В 1942 г. по приказу НКВД добровольно вступил в качестве офицера –пропагандиста в чехословацкие военные части в СССР и совместно с остальными « офицерами пропагандистами» проводил в частях среди русин «украинскую агитацию». Это сразу же заметил начальник военной чехословацкой миссии в СССР полковник Г.Пика и тут же предупредил правительство в изгании в Лондоне, что в «вопросе подкарпатских русинов проявляются определенные тенденции…, претензий на присоединение края к Украине»

Мы должны сразу же отметить, что это были не первые проявления отмеченной "тенденции". Автором первого упоминания о возможном присоединении Подкарпаткой Руси к советской Украине был др. Эдвард Бенеш! Уже в 1939 году при первых контактах с советскими дипломатами он обозначил Подкарпатскую Русь как территорию, которая после войны будет соединять Чехословакию с Советским Союзом в качестве его части, чем самым совершил одну из своих роковых ошибок. Фактически он предложил форменную взятку – часть территории собственной страны, только для того, чтобы он мог в глазах Сталина предстать прагматически мыслящим политиком. Позже, он о судьбе Подкарпатской Руси рассуждал альтернативно, в том смысле, что она может принадлежат Чехословакии или России. Сталин на его предложение в то время не реагировал , но после решающего перелома ( в пользу СССР) на восточном фронте осенью 1943 г. в советских документах Подкарпатская Русь уже фигурирует как территория, взамен котрой Чехословкия могла бы быть компенсирована частью Верхней Силезии! Как только Красная Армия двинулась в сторону запада, Сталин уже видел себя в качестве повелителя в Центральной Европе, и в этой связи конче потребовал стратегический плацдарм за Карпатами. Тем самым знвчение Подкарпатской Руси для Москвы резко возросло.!

В октябре 1944 года командующим 1-м чехословацким корпусом в СССР генералом Л. Свободой, после "консультаций" с НКВД, Иван Туряница был рекомендован в качестве политического советника Ф.Немца, правительственного делегата на освобожденныие территории. 27 Октября 1944 он в составе чехословацкой делегации во главе с министром Ф.Немцем и генералом А.Гасалом прибыл в Хуст. Этот город советским командованием был назначен как резиденция правительственного делегата на Подкарпатскую Русь. Четвёртого ноября 1944 младший лейтенант(подпоручик) И.Туряница выехал из Хуста в Мукачево « проведать мать» и уже не вернулся. В советской "зоне" его ожидал другие приказы совместно еще с 36 другими « пропагандистами» офицерами и подофицерами, коммунистами, во главе с позже печально известным майором Б.Райциным. Эта группа начала в регионе острую противочехословацкую кампанию, которая затем переросла, при поддержке и в сотрудничетве с советскими военными комендатурами, в «движение» за воссоединение с советской Украиной. Само понятие «воссоединение» было абсурдно по сути , поскольку Подкарпатская Русь никогда ранее в истории не была ни в каком «соединении» с Росией или Украиной.

Полевым прокурором 1 чехоловацкого армейского корпуса в СССР И Туряница был объявлен дезертиром, но выдать разрешение на его арест генерал Л.Свобода подписать отказался. , дескать, положение Подкарпатской Руси неопределено. По его словам он сам был свидетелем когда «кто-то» (он одназначно имел ввиду Э.Бенеша) Подкарпатскую Руь предлагал СССР!. В заключение этот « герой» твердо заявил: поручаю полевому прокурору , чтобы никакого ордера на арест не выписывал! Если вы хотите делайте это сами-пожалуйста, но после этого я не ручаюсь за вашу безопасность в этой армии» Генерал Свобода знал о том, кто в действительности были реальные боссы И.Туряницы- это НКВД, - а он его смертельно боялся. Ведь он сам испытал многое в советском лагере для интернированных в Суздале в 1939 г.

Конференция коммунистов в Мукачево 19 11 1944 г. учредила коммунистическую партию Закарпатской Украины (КПЗУ) во главе с И. Tуряницей. КПЗУ объявила в качестве своей новной задачи т.н. «восоединение» Закарпатской Украины с советкой Украиной. В действительности , под этим прикрытием Москва ускоренно реализовывала аннексию восточной провинции ЧСР, Подкарпатской Руси. Иван Туряница стал во главе этой акции ревностным исполнителем роли марионетки. На 1-м съезде народных комитетов Закарпатской Украины (26.11.1944 г.) аранжированном политическими органами 4-го Украинского фронта, главным комиссаром, бывшим личным секретарем И Сталина генералом Л.З.Мехлисом и его заместителем полковником Л.И.Брежневым (да, Леонид Брежнев уже в 1944 г. принял участие в раскройке ЧСР!) и другими советскими «специалистами из Моквы и Киева», была учреждена так называемая Народная Рада во главе с И.Туряницей в качестве правительства и одновременно временного закондательного органа марионеточного псевдогосударства «Закарпатская Украина». Это псевдогсударство должно было выполнять роль буфера между чехословацким правительством в Лондоне и правительством СССР. И. Туряница исполнял приказы советских кормильцев с усердием преданного лакея. Он лично от имени Народной Рады передал министру Ф.Немцу « Решения» съезда о выходе Закарпатской Украины из состава ЧСР и ультиматум, чтобы чехословацкая делегация в сроки до трех дней покинула пределы края. Одновременно он распорядился прекратить всякие связи с чехоловацкой правительственной делегацией и с командованием освобожденной территории. Отправил от имени Народной Рады письмо президенту Э.Бенешу, в котором информировал президента о решения первого съезда народных комитетов 26 ноября 1944 г. и высказал убеждение, что президент признает его легитимность


И.Туряница распорядился о введении на Подкарпатской Руси вместно местного (центральноевропейского) времени московское время, государственным гимном и флагом были провозглашены гимн и флаг СССР. Он чувствовал себя чуть ли не князьком и планировал «воссоединение всех закарпатских украинских земель» Он имел ввиду Пряшевщину в Словакии и Мараморош в Румынии и часть венгерской территории вплоть до Дебрецина. Однако эта некоординированная инициатива* ужгородской марионетки И.Туряницы вызвала гнев кремлевского диктатора. Сталин отверг мысь о присоединении румынского мараморошского округа и словацкой Пряшевщины к Закарпатской Украине. Подкарпатский «плацдарм» в центральной Европе он считатал вполне достаточным. Никите Хрущеву, в то время первому секреарю КП(б)Украины, он приказал, немедленно прекратить «инициативы» И. Турянцы.

. После войны, Туряница был награжден за свои заслуги функцией первого секретаря обласного ( регионального) комитета ВКП (б) СССР (1946-1948), члена ЦК-KП (б) Украины (1946-1954), депутата парламента Верховного Совета СССР (1946-1948). Но как выяснилось позже, все эти функции ему наделены были только временно. В 1948 году в Подкарпатье началась ускоренная "ротация кадров"- замена местных кадров на образованные восточные.Эта замена не обошла и «воссоеденителя» Ивана Туряницу. В начале 1948 года он был лишен функции Первого секретаря обкома партии и был назначен председателем Областного Совета, который носил чисто декоративную функцию. Иван был таким поступком своих покровителей просто потрясен, но действовал как дисциплинированный аппаратчик, ничего не стал возражать. Он умер в свои неполные 54 года. Некоторые данные свидетельствуют о том, что уйти из жизни ему даже помогли ... Слишком много знал. Так кто же был реальным архитектором так называемого "воссоединения"?

Иван Туряница точно им не был, он стал просто марионеткой, управляемой Л. Мехлисом и агентами НКВД . Был им Мехлис? Даже он им не был. И если даже Сталин предоставил ему абсолютную власть , никакую большую инициативу он не проявлял. Инициатива в советской системе была наказуемая – этим правилом руководтвовалась вся бюрократическая государственная и партийная пирамида в СССР.

Известный специалист по политике СССР в центральной Европе В.Марьина ответ на этот вопрос сформулировала четко: « Без одобрения Сталина не был решен ни один вопрос даже казалось бы ничтожный». Вопрос аннексии Подкарпатской Руси определенно пустяковым не был исходя хотя бы даже из реакции на него на тогдашней международной сцене. В советской системе инициировать смену границ с соседним государством , к тому же еще и преданным союзником , мог только исключительно Сталин. В этой связи говорить о марионетке Иване Турянице как о архитекторе «воссоединения» по меньшей мере непрофессионально., проще говоря, это глупость. Точно так же как эвфемистически обозначать грубую аннексию части территории суверенного государства «воссоединение» с еще одним марионеточным государством , советской Украиной.

Иван Поп

*Предлагаемая вашему вниманию статья И.Попа (перевод с чешского) , безусловно, как всегда высокопрофессиональная, несет тем не менее одну маленькую неточность: наделение И.Туряницы авторством «инициативы воссоединения Мараморошщины с Закарпатской Украиной» противоречит его же выводам.- подобную инициативу мог иметь исключительно «отец всех народов». Тем более, что имеются убедительные доказательтва роли «воссоединеия Мараморощины с Закарпатской Украиной» Л.Мехлиса (его шифротелеграмма с указаниями действий в этом вопросе и «бригады Чеканюка (Андрейко) Андрея Терентьевича, направленная сюда из ЦК КП(б)У для «оказания практической помощи на местах». …

Спектакль в «военно-полевых условиях»... Из истории Подкарпатской Руси

На 29 октября 1944 г. вся территория края была занята советскими войсками. согласно обязательствам СССР и договоренностями между СССР и ЧСР Подкарпатская Русь оставалась де-юре составной частью Чехословакии, в чем было твердо уверенно чехословацкое правительство и президент Э.Бенеш, выславшие сюда из Лондона полномочного министра Ф.Немеца, было разделение Подкарпатской Руси на две зоны: более развитая центральная часть края оставалась под полным контролем советской военной администрации и объявлена зоной боевых действий 4-го Украинского фронта, юго-восточная, горная, передана как будто в управление чехословацкой администрации.
По мере приближения частей Красной армии к границам ЧСР уже 8 мая 1944 г., в Лондоне, был подписан «Договор о взаимоотношениях между Чехословацким Управлением и советским Главнокомандующим после вступления советских войск на Чехословацкую территорию». В ст.6 названного Договора излагалось: «Как только часть освобождённой территории перестанет находится в зоне военных операций, Чехословацкое правительство примет там всю полноту верховной власти и будет предоставлять советскому (союзному) Главнокомандующему всестороннюю помощь и сотрудничество посредством своих гражданских и военных органов».
Как известно, чехословацкий правительственный делегат министр Франтишек Немец вместе со своей гражданской и военной делегацией прибыл 27 октября 1944 г. на освобождённую чехословацкую территорию (Подкарпатскую Русь) и разместился в г. Хуст. Третьего ноября, при встрече правительственного делегата Ф.Немца и дивизионного генерала Гасал-Нижборского с командующим 4 Украинским фронтом генералом армии И.Петровым, последний нанёс на карте точную демаркационную линию, которая должна разделять территорию Подкарпатской Руси, переданную в управление правительственного делегата и зону военных операций фронта. Демаркационная линия проходила: Вилок (включительно), Шаланки (включительно), Заричье (вне), Дубровка (включительно), Осой (включительно), Березники (вне), Пилипец (включительно), Волосянка (включительно). При встрече стороны договорились о том, что на восток от демаркационной линии освобождённая территория полностью переходит в гражданское и военное Чехословацкое Управление. Таким образом, г. Мукачево, г. Ужгород, г.Берегово находились в «зоне боевых действий» 4 Украинского фронта вплоть до 30.01.1945 г (дата переезда чехословацкой правительственной делегации из Хуста в Требышев (Словакия) и были полностью изъяты из под контроля правительственного делегата, находясь в руках Красной армии, НКВД, «СМЕРШ» и единственной политической партии, которая поддерживалась всеми средствами-коммунистической партии.
В такой ситуации решительно нет никаких оснований говорить о легитимности процедуры свободного волеизъявления народа по определению своего политического статуса на территории, оккупированной чужой армией, в зоне ведения боевых операций фронта, в условиях когда военное руководство оккупационной армии взяло на себя всю полноту управления и функции верховной власти, а действии гражданских прав было приостановлено.
Иллюстрацией происходивших в то время событий может служить переписка между правительственным делегатом Ф.Немцем и командованием 4 Украинским фронтом.‎23 ноября 1944 г. Ф.Немец направляет депешу в адрес члена Военного Совета небезизвестного Л.Мехлиса, ответственного за все политические вопросы, включая вопросы освобождённых территорий:
« Глубокоуважаемый господин генерал-полковник, в течении настоящего дня я последовательно получил следующую информацию:
1. В городах и сёлах Подкарпатской Руси распространяется листовка под названием «О воосоединении Закарпатской Украины с Советским Союзом». Листовка содержит резолюцию первой конференции Компартии Закарпратской Украины от 19.11.1944 г. В резолюции изложено требование присоединения Закарпатской Украины к Советскому Союзу.
2. По приведенной резолюции на съезде членов народных комитетов, который должен состоятся в воскресенью 26.11.1944 г., должно быть принято соответствующее решение. По имеющейся у меня информации в работе съезда примет участие 1300 делегатов, 500 из которых уже находится в г.Мукачево. Одновременно позволю себе Вам напомнить, что по требованию командующего фронтом я взял на себя объязательство, что никто из гражданских или военных лиц, с территории на восток от демаркационной линии, указанную линию не пересечёт. Это объязательство очень строго придерживается и советские военные органы возвращают или задерживают чехословацких граждан, которые случайно пересекут демаркационную линию. Вразрез с этим положением, военными комендантами, в соответствии с отдаными им распоряжениями, о которых Вы меня информировали, всем делегатам, которые примут участие в работе съезда с территории на восток от демаркационной линии, выданы пропуска. Заказ пересечения линии, таким образом, односторонне направлен против членов делегации чехословацкого правительства, которым,таким образом, отказано в контакте с участниками съезда или же непосредственному участию в работе съезда. Убеждён, что содержание распространяемой листовки с резолюцией конференции коммунистической партии Вам известно, так как Вы сами ранее заявляли, что без военной цензуры на освобождённой территории Подкарпатской Руси не может выйти никакая печатная продукция . В мои объязанности входит соблюдение законов Чехословацкой Республики и договорённостей, изложенных в чехословацко-советском договоре, в котором предписанна объязанность сторон придерживаться чехословацких законов за подписями уполномоченного комиссара Советского Союза Лебедева и нашего министра иностранных дел Рипки. Так как распространяемая листовка находится в явном противоречии с советско-чехословацким договором, позволю себе предупредить Вас, что посредством нашего посольства в Москве я буду информировать своё правительство в Лондоне и требовать от него инструкций по своим дальнейшим действиям. С целью информации, направляю Вам содержание моей депеши в Лондон, также как и Лондону я направлю содержание настоящей депеши. Одновременно прошу, чтобы мне была предоставлена возможность немедленного отлёта в Москву, чтобя я мог получить для себя инструкции непосредственно с помощью радиосвязи со своим правительством, так как до настоящего времени я вынужден с ним контактировать при посредничестве нашего посольства в Москве.
Прошу Вас оказать любезность высказать свое мнение если это возможно как можно раньше. Благодарю Вас за любезность и желание
С глубоким уважением
Министр Ф.Немец
чехословацкий правительственный делегат»Генерал-полковник Л.Мехлис на его депешу так и не ответил. Правда, 24 ноября Немец получил ответ командования фронтом на предыдущую свою депешу:
« 24 ноября 1944 г.
Правительственному делегату чехословацкого
правительства
министру Ф.Немцу
Уважаемый господин министр,
в качестве ответа на Вашу телеграмму на моё имя и имя генерал-полковника Мехлиса сообщаю:
....для нормальной работы правительственного делегата была определена линия запрещённой зоны, на восток от которой, начала работать чехословацкая администрация. В этих районах, в соответствии с моим приказом, были созданы военные комендатуры для поддержания военного порядка в местах дислокации военных аэродромов и решения всех необходимых военных вопросов. Все вопросы внутреннего управления территорией на восток от линии запрещенной зоны решает правительственный делегат, выдаёт распоряжения, приказы, созывает конференции, так как он найдёт это необходимым. В наши интересы на всей территории Карпатской Украины входят только военные вопросы, целью которых является улучшения ситуации в тылу, очистка его от мадьяр, немцев, мадьярских жандармов и полицейских, которые ещё недавно очень хорошо себя чувствовали в области на восток от запрещённой зоны и даже, в отдельных городах, вошли в городское гражданское управление. Это объясняется недостаточной борьбой с этими элементами, среди которых находится много шпионов.
3. Вы пишете нам об учреждении краевого Народного Совета и его сотрудничества с Управлением правительственного делегата. Этот вопрос нам полностью незнаком, так как в наших частных беседах Вы ни разу не затрагивали этот вопрос и мы не располагаем информацией кто, когда и с какой целью, будет организовывать краевой Народный Совет и, в этой связи, не понимаем, почему Вы пишете «чтобы как можно раньше была предоставлена возможность сотрудничества с краевым Народным Советом». Этот вопрос, и все остальные вопросыы, которые не относятся непосредственно к обороне и военным операциям, военной подготовки-нас не касаются и все эти вопросы относятся к компетенции чехословацкой администрации.
4. Ваша просба, чтобы мы помогли передать Вашу речь на подготавливаемую конференцию Народных Советов, мне непонятна. Ни вопросы, относящиеся к учреждению краевого Народного Совета, о котором Вы пишете, ни вопросы относящиеся к различным конференциям-нас не касаются. Поскольку мы по горло заняты своей работой и неуместно, чтобы военное командование вмешивалось в гражданское управление по вопросам, которые касаются чехословацкого правительственного делегата.
5. Вопрос об обмене пенго на крону, о курсе рубля к кроне, обо всем этом мы должны переговорить отдельно. Ваше предложение, чтобы курс рубля был равен одной кроне является несправедливым и неприемлимым и он не может быть использован даже временно. Этот курс должен быть совершенно иной, по информации, которой мы располагаем, в ближайшее время по этому вопросу будет принято соответствующее решение.
С глубоким уважением командующий 4 Украинским фронтом генерал армии Петров

Член Военного Совета 4 Украинского фронта
генерал-полковник Мехлис 23 ноября 1944 г. Лукавило командование 4 Украинского фронта, ой лукавило. Для проведения съезда в Мукачево советское военное командование выделило в распоряжение его организаторов все необходимые технические средства. С учётом того, что железнодорожное сообщение в крае ещё не работало, для доставки делегатов в Мукачево были предоставлены автомобили Красной армии. И если делегаты, кстати никем не избранные, а только назначенные офицерами политработниками Красной армии, получили от советских военных комендантов пропуска для поездки в Мукачево без проблем, то членам правительственной делегации даже контакт с участниками съезда был запрещён
Что же касается воззваний и листовок, призывающих к отделения Подкарпатской Руси от ЧСР, все они были отпечатаны по распоряжению советских военных органов. Следует обратить внимание на тот факт, что все подготовительные материалы ( выступления на различных «форумах», резолюции, обращения и т.д.) готовили сотрудники политуправления 4 Украинского фронта (см. Доклад « Борьба народа Закарпатской Украины за воссоединение с Советской Украиной» за подписью начальника политуправления 4 го Украинского фронта генерал-лейтинанта М.Пронина, адресованного начальнику Главного политического управления Красной Армии).
Непосредственно на съезде присутсвовало 663 «представителей» народных комитетов. Примерно 1/3 из них представляли коммунисты, другие политические партии в работе съезда участие не принимали, так как не получили от советского военного командования разрешения на проведения своей деятельности.
Первый съез «единогласно» принял Манифест о выходе Закарпатской Украины из состава ЧСР и, в качестве верховной власти , избрал 17 членную Народную Раду Закарпатской Украины. Он определил также делегатов, которые должны были выехать в Москву, с целью неотложных переговоров об условиях вхождения Закарпатской Украины в СССР (по непонятным причинам избранные делегаты в Москве так и не появились).
Манифест стал главным политическим актом, на который до настоящего времени ссылается Украина. В действительности же съезд народных комитетов ничем не отличался от других проявлений «воли народа», организованных по случаю различных обстоятельств коммунистической партией после 1917 г. с той только разницей, что в данном случае спектакль состоялся в «военно-полевых условиях»... 1 «Договора о взаимоотношениях между Чехословацким Управлением и советским Главнокомандующим после вступления советских войск на Чехословацкую территорию" излагалось: " В момент вступления в результате военных операций советских союзных войск на территорию Чехословакии, верховная власть и ответственность во всех делах, относящихся к ведению войны, перейдет в зане военных операций на время необходимое для осуществления этих операций к командующему советскими союзными войсками" (с). Мукачево, где был принят " Манифест" о выходе Подкарпатской Руси из состава ЧСР (26 ноября 1944 г.) находилось в "зоне ведений военных операций" вплоть до 2 февраля 1945 г., когда правительственная (военная и гражданская) делегация уполномоченного чехословацкого правительства Франтишка Немца не переехала из Хуста на территорию Словакии (Требушаны)...

представители общества Подкарпатских Русинов в Дашицах, возложили цветы на могилу Ивана Кубинца

 

 
 

Cегодня, представители общества Подкарпатских Русинов в Дашицах, возложили цветы на могилу нашего  земляка Ивана Кубинца, погибшего в боях во время Второй Мировой войны при освобождении Чехословакии. Уродженца с.Новоселица Тячевского района и погибшего в бою 18.04.1945 года v obci Štítina
***

***

***

***

***

***

***

***

***

***

***


Подкарпатская Русь-безопасность транзита, жесткая граница по нелегалам и трансграничные воды

Кому нужна война в Закарпатье-Подкарпатской Руси?

26 марта состоялся объединенный Конгресс Подкарпатских Русинов

САЙТ ПОДКАРПАТСКАЯ РУСЬ

К вопросу становления границ «территории русинов на юг от Карпат»

 


Во второй половине 1919 г. Великими союзными державами (и теми, что к ним присоединились) было принято окончательное решение о вхождении «территории русинов на юг от Карпат» в состав создаваемой Чехословацкой Республики, в статусе наиболее широкой территориально-политической автономии совместимой с единством ЧСР.
Вхождении Подкарпатской Руси ex post ,было зафиксированно в Версальском мирном договоре (ст. 81), Сен-Жеменском мирном договоре с Австрией ст.53., Сент-Жерменском мирном договоре с ЧСР (ст.10-13), Трианонском мирном договоре (ст. 4) и частично Севрским мирным договором (ст.2)
На Парижской мирной конференции вопросами границ занималась специальная Территориальная комиссия при «Совете десяти» в составе глав правительств и министров иностранных дел Англии, США, Великобритании, Франции, Италии и двух делегатов императорской Японии. Границы вновь создаваемой ЧСР Совет определил своим Постановлением от 12.06.1919 г.
Вполне естественно встал вопрос об определении границ «территории русинов на юг от Карпат». В соответствии со взятыми на себя обязательствами центральное правительство ЧСР направило на Подкарпатскую Русь временного гражданского администратора Яна Брейху. В свою очередь «Верховный главнокомандующий Подкарпатской Руси» французкий генерал Эннок своим приказом от 6 июня 1919 г. ввел на территории края военную диктатуру. 18 ноября 1919 г. генерал Эннок опубликовал в виде воззвания к народу (завизированного Я.Брейхом) текст Генерального статута (об организации и администрации Подкарпатской Руси , включенной решением Парижской мирной конференцией в состав ЧСР)
Он содержал основные принципы организации административного управления Подкарпатской Руси.
В первой части Генерального статута были изложены основные положения Сен-Жерменского мирного договора (с ЧСР ст.ст. 10-13) относящиеся к Подкарпатской Руси.
Во второй части Генерального статута рассмотрены границы Подкарпатской Руси:
« Территориальна комиссия мирной конференции в Париже установила границы Подкарпатской Руси следующим образом:
а) Демаркационная линия между словаками и русинами проходит по прямой от города Чоп (Csap) к северной окраине города Ужгород (Унгвар) так, что ж.д. остается на территории Словакии, а Ужгород в Подкарпатской Руси, затем вдоль реки Уж (Унг) к Карпатам. Вся территория на восток от этой линии будет считаться автономной русинской землей.
б) Южные границы автономной русинской территории мирной конференцией определены таким образом, что граница с Венгрией проходит от Чопа на юг; ж.д.от Чопа остается на русинской территории вплоть до Мармарошского Сигета, который отходит к Румынии, затем граница проходит частично вдоль Тисы на восток к северной границе, которая соответствует границе между бывшей Венгрией и Галицией.
в) Поскольку часть русинского народа на определенной мирной конференцией словацкой территории , составляет национальное меньшинство, чехословацкое правительство поручило представителям обеих народов договориться о о возможном включении территории с компактным проживанием русинов в состав русинской территории»
Таким образом, северо-восточные границы Подкарпатской Руси ни у кого не вызывали никаких вопросов- они оставались «историческими», доказавшими свою эффективность на протяжении многих веков (гр. Между Венгрией и Галицией) по гребню (водоразделу) Карпат.
В свою очередь, окончательно установленные Трианонским мирным договором границы с Венгрией с военно-стратегической точки зрения обеспечивали Подкарпатской Руси хорошие опорные пункты (на случай несанкционированного военного вторжения со стороны Венгрии): Черная гора у Севлюша (сегодня Виноградово), возвышенности у Берегова и Косино. Точно так же граница со стороны Польши обеспечивала практически непреодолимое препятствие и любая военная атака в направлении Тисы и равнин была обречена на неудачу.
Самым деликатным вопросом оставалась линия границ со стороны Словакии. В соответствии с Филадельфийскими договоренностями между , представлявшим интересы русинов Г.Жатковичем и Т.Г. Масариком о том, что граница между словаками и русинами будет определяться на «этнической основе», т.е. территории с компактным проживанием русинов войдут в состав Подкарпатской Руси.
Но уже 25 июня , представлявший на Парижской мирной конференции прежде всего интересы словаков и чехов Э.Бенеш обратился с письмом на имя председателя мирной конференции (8 августа повторно) с предложением учредить»временную демаркационную линию» между словаками и русинами от Чопа до Ужгорода и оттуда вдоль р. Уж до карпатских перевалов.. Протесты Г.Жатковича ни к чему положительному не привели и впоследствии данное обстоятельство стало одной их причин его добровольной отставки с поста губернатора Подкарпатской Руси. (на протяжении двух десятилетий данный вопрос неоднократно поднимался русинскими политическими деятелями (самый активный в этом вопросе премьер автономного правительства А. Броди ) за упорство в требовании «плебисцита» по данному вопросу поплатился своим постом
Такая ситуация с границей со Словакией сохранилась вплоть до наших времен. , когда в мае 1946 представителями Словакии и СССР в Ужгороде был подписан протокол демаркационной совместной комиссии в соответствии с которым ж.д. узел Чоп отошел в пользу СССР. Какие аргументы подействовали на до тех пор неуступчивую словацкую сторону покрыто тайной. Зубоскалы кивают на Красную Армию в то время «всех сильней. От тайги до Британских морей».
Подкарпаторусско –словацкая граница , таким образом составили 97,9 км., из которых 95,6 км. относится к суше и 2,3 км –водным потокам.
Мирному развитию событий помешало провозглашение Венгрией 21 марта 1919 г. намерение стать советской республикой. (как оказалось впоследствии, всего на сорок дней). Такое развитие событий крайне не понравилось правительствам Румынии и Чехословакии. Министр обороны ЧСР В.Клофач отдал распоряжении з-й чехословацкой дивизии под командованием генерала Эннока оккупировать Подкарпатскую Русь. Премьер-министр Румынии И.Брэтиану (получивший предварительно от Ллойд Джоржа английское военное снаряжение на 100 тыс. чел. с большим рвением кинулся спасать Европу от бациллы большевизма. 16 апреля с востока (в том числе и из района русинского Сигета)началось наступление румынских войск и уже через два дня был взять город Севлюш. Путь на Берегово и Мукачево был открыт. В свою очередь со стороны Ужгорода 23 апреля в направлении Мукачево выступили части генерала Эннока (другая группа войск была направлена в сторону Чопа). Между тем румынские войска 27 апреля взяли Берегово и на следующий день овладели Мукачевом. 30 апреля в Мукачево прибыли и чехословацкие войска. Таким образом 2/з территории Подкарпатской Руси оказалось в руках оккупационной румынской армии. Однако, румыны по требованию мирной конференции в Париже вынуждены были покинуть захваченную ими территорию. Надо сказать, с большой неохотой, в шесть этапов. Только в июне месяце 1920 г. румынские оккупационные войска из восточной части Подкарпатской Руси были выведены окончательно.
Следует заметить, что румыны освобождая Европу от коммунизма на оккупированных территориях грабили все , что еще оставалось после опустошительной мировой войны и режима Бейлы Куна (племенной скот, пожарные машины, обувь, ковры, автомобили, хлеб, локомотивы и ж.д. вагоны).
Окончательно границы Румынии с Подкарпатской Русью были установлены Севрским мирным договором (Антанты с Турцией) от 10.08. 1920 г.. Подкарпатской Руси Севрский мирный договор коснулся только частично (ст.2) в плане мелких территориальных изменений. В состав Подкарпатской Руси вошли три населенных пункта в районе стыка Венгерско-Румынско-Подкарпаторусских границ ( Великая Паладь, Аклин, Беркеш Алмаш) путем их обмена за Бычков, Комлоуш, Велику Тырнавку, Сухой поток и еще несколько русинских сел в районе Сигета. Румыния удержала за собой 14 русинских сел на левом берегу Тисы с проживающими там около 90 тыс. русинов. Как это водится и на этот раз спасение Европы от коммунизма было заплачено Румынии за счетПодкарпатской Руси.
Сегодня правящий режим Украины (уже в судебном порядке) инкриминирует духовному лидеру подкарпатских русинов о. Д.Сидору преступление (на 28 февраля планируется уже 12 по счету заседание апелляционного суда) , заключающееся в «умышленных действиях, осуществляемых с целью изменения государственных границ Украины в нарушение порядка установленного Конституцией Украины». Абсурдность выдвинутых против о. Димитрия обвинений опровергают даже свидетельские показания активистов радикальной «Свободы», способных на многое (даже на поджег каменного памятника-монумента, установленного на Верецком перевале Карпат в честь «обретения венграми новой родины»). Даже чисто теоретически, у священнослужителя нет решительно никаких мотивов призывать к « изменению государственных границ Украины» и , тем более, заявлять о своей решимости лично выкапывать и переносить пограничные столбы. Ни наружу, ни в глубь, ни вдоль ни в поперек
Как показывает история, государственные границы буквально всех стран в мире динамичны и подвержены изменениям )как за счет природных процессов-изменением русла рек-, решений международных судов, компетентных решать подобные вопросы и чаще всего военной силой.
Неизменное, неотъемлемое, вечное , один раз предоставленное международным сообществом право народу на самоуправление. К счастью, русинский народ таким правом располагает, и носителем этого права и впредь будет оставшийся живым хотя бы один русин…
Alaxander Rusin

САЙТ ПОДКАРПАТСКАЯ РУСЬ

Русины-лемки являются самой западной частью карпатских русинов


Операция «Висла»: как у русинов-лемков
ампутировали Родину.

Русины-лемки являются самой западной частью карпатских русинов, относящихся к
восточнославянской этноязыковой общности. Территория проживания карпатских
русинов, занимавшая северные и южные склоны Карпатского хребта, глубоким клином
вдавалась в западнославянскую этноязыковую область, отделяя поляков на севере от
словаков на юге. Историческая родина русинов-лемков[-
северные склоны Карпат в Западной Галиции, на востоке ограниченные верхним
течением реки Сан, которая отделяет территории, населенные лемками, от украинцев
Восточной Галиции. На западе область расселения лемков достигала верховьев рек
Попрад и Дунаец, доходя до г. Новы Сонч. Впрочем, русский историк И.П. Филевич,
ссылаясь на распространенность восточнославянской топонимики на территории
современной южной Польши, считал, что в раннее средневековье русины занимали
значительно большую область проживания, которая впоследствии уменьшилась в
результате польской колонизации и последующего «этнографического перерождения»
местного восточнославянского населения. «Если… сопоставить географическую
номенклатуру, обнаруживающую значительное количество названий от корня Рус, не
только на правом, но и на левом берегу Вислы…, то получится ряд несомненных
доказательств присутствия Руси в самых… коренных пределах Малой Польши, -
отмечал Филевич. – Перерождение значительной части русских хорватов в
малополяков мы можем… иллюстрировать документально. Процесс этнографического
перерождения на широком пространстве карпато-дунайской земли не может подлежать
сомнению».

Если русинское население к югу от Карпат постепенно вошло в состав Венгрии, возникшей
после прихода кочевых мадьярских племен в Паннонию в конце IX в., то восточная
часть Лемковины до XIV в. входила в состав Галицкого княжества, а с 1340 до 1772
г. находилась в составе Речи Посполитой. Западная часть Лемковины с самого
начала входила в состав Польши. В 1772 г. с присоединением польской Галиции к
Австрийской империи все карпатские русины были объединены в рамках государства
Габсбургов, где русины-лемки оказались в составе австрийской провинции Галиция,
а русины южных Карпат в составе Венгерского королевства.

Усиление конфессионального и национального гнета на восточнославянское
население Польши и Венгрии, выразившееся в заключении Брестской (1596 г.) и
Ужгородской унии (1646 г.), создало потребность в мощном славянском
покровителе-единоверце, в роли которого для карпатских русинов с начала XIX в.
все активнее выступает Россия. В середине и второй половине XIX в. среди
интеллигенции русинов-лемков и угорских русинов большое распространение получают
русофильские идеи, трактовавшие карпатских русинов как наиболее западную ветвь
единого русского народа от Карпат до Тихого океана. Особую роль в
распространении данных идей на Лемковине сыграли местные грекокатолические
священники, недовольные растущей полонизацией и латинизацией обрядов
грекокатолической церкви. С распространением украинской этнической идентичности
в Восточной Галиции в конце XIX – начале XX в. связано и окончательное
становление самосознания русинов-лемков, которые не только не восприняли
украинскую ориентацию своих восточных соседей – русинов Восточной Галиции, но и
решительно выступили против нее. Термин «лемко» (производное от широко
распространенного в местных русинских диалектах наречия «лем», которое
переводится как «лишь», «только») появляется уже в XIX в., однако в качестве
этнонима данный термин стал употребляться лишь с начала XX в. Именно в это время
местные русинские деятели, обеспокоенные активизацией украинского движения в
соседнем Львове, стали использовать регионализм «лемко» в качестве самоназвания,
чтобы отличить русинское население к западу от реки Сан, большинство которого не
приняло украинскую самоидентификацию, от русинов Восточной Галиции и Буковины,
постепенно становившихся украинцами.

Начало ХХ в. было отмечено растущим противостоянием между русофильской
интеллигенцией Лемковины и украинцами Восточной Галиции. Первая мировая война
повлекла широкомасштабные репрессии австрийских властей против русинов-лемков,
что стало одной из самых трагических страниц истории лемковского народа.
Преследования русофильской интеллигенции лемков австрийскими властями начались с
первых дней войны еще до вступления русской армии в Галицию. «Вся Лемковина была
покрыта виселицами, на которых гибли ее лучшие сыны…. Острый плуг войны точно
перепахал Лемковину»,[3] - писал лемковский историк –
очевидец описываемых событий. С сентября 1914 по весну 1915 гг. русские войска
занимали большую часть территории австрийской Галиции, включая территорию
Лемковины, где, в отличие от Восточной Галиции, русская армия встретила
доброжелательное отношение местного населения. После отступления русской армии
австрийские военные власти арестовали около 5 тысяч лемков, подозреваемых в
шпионаже в пользу России, в основном представителей интеллигенции, которые были
брошены в австрийский концлагерь Талергоф неподалеку от Граца. Значительная
часть узников Талергофа погибла, не выдержав издевательств и нечеловеческих
условий содержания. По сути, в Талергофе был ликвидирован цвет лемковской
русофильской интеллигенции, а сам концлагерь вошел в историческую память
русинов-лемков как символ мученичества за народность и веру.[После трагических событий 1914-1915 гг. среди лемков
широко распространилось мнение о том, что в трагедии Талергофа виновны
украинофилы, доносившие австрийским властям на своих идеологических
врагов-русофилов. «По лемковским селам под видом торговцев иконами... ходили
украинские провокаторы и вели с селянами разговоры на политические темы, выдавая
себя за друзей русского народа, - писал И.Ф. Лемкин. – У селян выясняли
политические взгляды, все записывали, а потом отсылали властям. Таким образом
был составлен список «moskalofilow»... На основе этого списка в начале войны
была арестована вся лемковская интеллигенция и сотни селян...»


Лемки. Русинский художник Андрей Бердаль

После распада Австро-Венгрии осенью 1918 г. политическое движение на галицкой
Лемковине с самого начала было ориентировано на Россию и на объединение с
угорскими русинами, а не с образованной в ноябре 1918 г. Западноукраинской
Народной Республикой (ЗУНР). Уже 5 декабря 1918 г. на съезде в западнолемковском
городке Флоринка, в котором участвовало 500 делегатов от 130 лемковских сел,
было принято решение образовать самоуправляющуюся лемковскую
административно-территориальную единицу с собственной исполнительной властью
(Начальный Совет во главе с грекокатолическим священником М. Юрчакевичем) и
законодательной властью (Русская Рада во главе с адвокатом Я. Качмарчиком). Созданное административное образование положило начало
существованию Русской народной республики лемков во Флоринке. Первыми шагами
руководства лемковской республики было создание национальной гвардии и
организация школ и кооперативов. В школах в качестве
языка обучения вводился русский язык; в церковной сфере предпринимались попытки
приблизить грекокатолическую литургию к православию. Во
внешней политике руководство лемковской республики, состоявшее из убежденных
русофилов, стремилось к административному объединению русинов по обе стороны
Карпатского хребта, созданию единого государственного образования Карпатская
Русь и к ее последующему вхождению в состав России, апеллируя к опыту 1914-1915
гг., когда Галиция была занята русской армией. Если вхождение в состав России
было главной целью лидеров лемковской республики, то вхождение Лемковины в
состав Польши являлось для них наименее приемлемым вариантом, который они
стремились любыми способами избежать.

Сразу после съезда во Флоринке руководство лемковской республики
присоединилось к другим галицким политикам-русофилам, образовавшим в г. Санок
Народный Совет Русского Прикарпатья, который, надеясь на «восстановление порядка
в Русском Государстве», в своем меморандуме от 26 декабря 1918 г. писал:
«...Царское правительство... долго не обращало внимания на своих единокровных
русских братьев в Прикарпатье. И только в последнее время, стараясь исправить
свою роковую ошибку..., устами министра Сазонова... провозгласило в 1914 г.
присоединение Прикарпатья к великой Русской Империи. Имеем надежду, что
Державная Русь останется в эту важную минуту верной своим словам... Мы, -
завершали свое послание лидеры Народного Совета Русского Прикарпатья, -
чувствуем и сознаем себя... гражданами единого, великого Русского Государства,
не признаем на нашей земле никакой мадьярской, польской, габсбургско-украинской
и какой бы то ни было чужой власти...». Свою подпись под
этим красноречивым документом поставили и руководители лемковской республики во
Флоринке.

Стремление лемковских политиков к воссоединению с Россией оказалось иллюзией.
Гражданская война в России, военные успехи Польши и состояние дел на мирной
конференции в Париже вынудили лидеров лемковского движения сменить
внешнеполитические приоритеты, переориентировавшись на Чехословакию. Уже в конце
декабря 1918 г. представители лемков отправились в Прагу с целью прозондировать
возможность вхождения Лемковины в состав Чехословакии и установили контакты с
Русской Народной Радой в восточно-словацком Прешове. Лидер Прешовской Рады
русофил А. Бескид вместе с представителем лемков Д. Собиным 12 марта 1919 г.
направил чехословацкому правительству меморандум, в котором констатировалась
«угроза самому существованию русского народа Лемковины в условиях польских
зверств». В меморандуме выражалась просьба присоединить «северо-карпатскую часть
русской ветви» вместе с угро-русинами южных склонов Карпат к Чехословакии, где
будет обеспечена их «свобода и автономная независимость» Меморандумы аналогичного содержания были отправлены 20
апреля 1919 г. Парижской мирной конференции и 1 мая 1919 г. – американскому
президенту Вильсону. Однако кроме дежурного сочувствия со стороны Масарика и
Крамаржа добиться большего от чехословацких властей русинским лидерам не
удалось. По мнению Б. Горбала, проблема Лемковины была для чехов лишь одним из
инструментов давления на Варшаву в условиях чехословацко-польских споров по
поводу Тешина, Оравы и Спиша. Польское руководство,
отношения которого с Чехословакией были натянуты из-за пограничных споров в
Силезии, решило положить конец существованию лемковского государственного
образования, прочехословацкая ориентация которого воспринималась Варшавой более
болезненно, чем прорусская. После почти двухгодичного существования республики
лемков во Флоринке ее территория в конце марте 1920 г. была занята польскими
войсками, а правительство арестовано.


Лемкиня. Русинский художник Андрей
Бердаль

Пребывание лемков в составе межвоенной Польши было отмечено
как дискриминационной политикой польских властей в отношении восточнославянского
населения Лемковины, так и ростом украинского влияния из соседней Восточной
Галиции, встречавшего ожесточенное сопротивление со стороны лемковской
русофильской интеллигенции. Общая численность лемков в межвоенной Польше по
официальным данным составляла к 1931 г. около 130 тысяч человек, проживавших в
180 преимущественно лемковских деревнях и в нескольких десятках смешанных
лемковско-польских сел. В целом среди населения
Лемковины продолжали доминировать русофильские настроения, что нашло свое
выражение в деятельности лемковской республике во Флоринке, русофильское
руководство которой в условиях невозможности присоединения к России длительное
время пыталось добиться вхождения в состав Чехословакии вместе с угорскими
русинами, стремясь любыми путями избежать присоединения к Польше. Неприятие
польского государства и осознание исторической связи с Россией проявилось на
Лемковине в ходе переписи населения в 1921 г., когда некоторые представители
лемковской общественности заявляли, что «польская перепись не распространяется
на лемков» и указывали «российское подданство».

Практическая политика польских властей по отношению к Лемковине определялась,
с одной стороны, стремлением опереться на местных москвофилов как на противовес
украинскому движению, что было особенно актуально до решения Совета Послов
Антанты о признании Восточной Галиции частью Польши 14 марта 1923 года. С другой
стороны, Варшава стремилась держать лемковских русофилов в определенных рамках,
препятствуя с их помощью украинскому влиянию на Лемковину и одновременно
способствуя полонизации лемковского населения. Примечательно, что на западе
Лемковины польская администрация, опасаясь доминирующих там москвофилов,
поддерживала украинцев, в то время как на востоке Лемковины, где влияние
украинской пропаганды давало определенные результаты, польские власти
поддерживали русофилов против украинцев. Если в течение 1920-х гг. польские
власти в большей степени поддерживали на Лемковине украинцев, то с конца 1920-х
гг. Варшава направляет основные усилия на ослабление украинского движения.

Лемковский корреспондент прешовской газеты «Русь», сообщая о многочисленных
злоупотреблениях польских властей на западной Лемковине в ходе переписи
населения в 1921 г. писал, что «горлицкий староста издал распоряжение, в
соответствии с которым руснаки могут записываться только как «русины» или
«украинцы», но не могут быть записаны как «русские». Тут мы и увидели, что
беспокоит Польшу, - констатировал лемковский корреспондент. – Украинцем ты
можешь быть, русином тоже, но русским человеком не смеешь, ибо свет узнал бы
тогда, что в Горлицком округе живет тот же народ, что и в Москве». Для противодействия русофилам на Лемковине польские
власти уже в 1919 г. начали кампанию по выявлению лиц непольской национальности
в полиции, погранохране и среди почтовых служащих. Данные лица переводились с
территории Лемковины в центральные регионы Польши, а их места занимались
этническими поляками. Кроме того, Варшава с самого начала стремилась изолировать
лемковские церковные приходы от грекокатолического духовенства из Восточной
Галиции, связанного с украинским национальным движением.

Национальная политика польских властей на Лемковине в 1930-е гг. была
направлена, с одной стороны, на поддержку русинских организаций среди лемков,
«москвофильская» ориентация которых использовалась Варшавой для противодействия
усилившемуся украинскому движению. С другой стороны, польские политики
стремились не допустить окончательной победы и радикализации русинских
«москвофилов». Политика Варшавы в отношении Лемковины,
окончательно оформившаяся к началу 1930-х гг., исходила из того, что поскольку
полонизация русинского населения Лемковины являлась трудноосуществимой, было
необходимо стремиться к усилению этнокультурной и языковой изоляции лемков от
украинцев Восточной Галиции, что представлялось более реальной задачей.
«Польская акция» на Лемковине была достаточно продуманным, организованным и
институционально оформленным проектом, который осуществлялся и координировался
правительственным Комитетом по делам Лемковины, включавшим представителей
Президиума Совета Министров, МВД и кураторов краковского и львовского
образовательных округов.

Потеряное щастье. Русинский художник Андрей
Бердаль

Вторая мировая война и ее последствия для русинов-лемков
Польши оказались еще более трагическими, чем для русинов Чехословакии. С началом
войны и оккупацией Польши Германией в сентябре 1939 г. условия соперничества
русинов-лемков и украинцев на территории Лемковины резко изменились в пользу
украинцев. После занятия Западной Галиции немцами сюда в массовом порядке
устремились украинские националисты из Восточной Галиции, бежавшие перед
советскими властями. По словам очевидца, немецкие оккупационные власти принимали
украинцев-галичан «с распростертыми объятиями как союзников и назначали их на
должности учителей, школьных инспекторов и информаторов... Агенты гестапо из
украинских комитетов... сновали по лемковским селам, выискивая коммунистов и
«москвофилов», - отмечал И.Ф. Лемкин. – Много лемков погибло от рук гитлеровских
и украинских палачей... Как во время Первой, так и в ходе Второй мировой войны
украинские националисты сыграли на Лемковине роль Каина...» Среди жертв нацистских преследований был известный
русинский общественный деятель, глава Лемко-Союза О. Гнатышак, погибший в
концлагере Аушвиц.

Лемки и лемковские организации в Северной Америке внесли весомый вклад в
поддержку СССР во время Второй мировой войны. Особую роль в этом сыграл
Лемко-Союз в США и Канаде, симпатизировавший коммунистическим идеям и
поддерживавший СССР. Многочисленная лемковская диаспора в США и Канаде при
посредничестве Лемко-Союза во время войны собрала и отправила в СССР около
полумиллиона долларов в качестве финансовой помощи. По данным И.Ф. Лемкина,
количество всех лемков, служивших в рядах Советской Армии, достигало 25 тысяч
человек; из них около трети погибло.

Окончание Второй мировой войны принесло русинскому населению Лемковины новые
тяжелые испытания. Одним из первых соглашений, заключенных Польским Комитетом
Национального Освобождения (ПКНО), был договор, подписанный 9 сентября 1944 г. с
правительствами УССР и БССР о переселении в эти советские республики проживавших
в Польше лиц русской, украинской и белорусской национальности, а также о
переселении с их территории в Польшу лиц польской национальности. Договор об
обмене населением предусматривал исключительно добровольный принцип переселения.
Поскольку восточнославянское население Лемковины трактовалось коммунистическими
властями Польши и СССР как украинское, русины-лемки были отнесены к числу
потенциальных переселенцев на Украину. Планы переселения лемков были поддержаны
просоветски настроенным руководством влиятельного Лемко-Союза в Северной
Америке, которое считало, что тем самым будут решены национальные и
экономические проблемы русинов-лемков.

Вплоть до середины 1945 г. русины-лемки, особенно из наиболее пострадавших в
ходе войны восточных областей Лемковины, переселялись на Украину добровольно.
Однако со второй половины 1945 г., когда число добровольцев иссякло и лемки
стали отказываться покидать историческую родину, польские власти перешли к
политике давления, угроз и открытого насилия, стремясь полностью очистить
территорию юго-восточной Польши от русинского населения. Примечательно, что местные польские власти
приветствовали договор об обмене населением с УССР, трактуя данный документ как
гарантию того, что все лемковское население в итоге покинет территорию Польши.
Так, руководство Краковского воеводства, где проживало около 25.000
русинов-лемков, игнорируя зафиксированный в договоре принцип добровольности
переселения, с самого начала исходило из того, что с территории данного
воеводства будут полностью выселены все лемки.

В соответствии с договором между советскими республиками и Польшей об обмене
населением в целом около 60% всего лемковского населения было вынуждено покинуть
свою историческую родину и переселиться на Советскую Украину. Большинство лемков
было расселено в Тернопольской области Восточной Галиции. Переселение
сопровождалось нарастающим террором и насилием в отношении мирного лемковского
населения со стороны действовавших в регионе польских военизированных
формирований, вынуждавших переселяться и ту часть лемков, которая хотела
остаться на родине. И.Ф. Лемкин приводит многочисленные примеры кровавого
польского террора в отношении мирного русинского населения Лемковины, упоминая,
в частности, о крупной банде бывшего капеллана Армии Крайовой Журавского,
которая насчитывала около 1000 человек и целенаправленно истребляла русинских
священников и селян. «Польские банды как бешеные псы
летали по лемковским селам, принуждая население выезжать в Советский Союз. Если
в каком-нибудь селе они наталкивались на сопротивление выселению, …они поджигали
село, избивали людей и грабили лемковское имущество, - писал И.Ф. Лемкин. – На
лемков, переселявшихся в Советский Союз добровольно, банды нападали в дороге и
грабили.… Даже то, что вытворял Гитлер с порабощенным народом во время
оккупации, не идет ни в какое сравнение с тем, как обращались с лемками польские
банды…»

Переселенческая акция на Советскую Украину не в полной мере оправдала
ожидания польского руководства, поскольку почти половина русинского населения
Лемковины продолжала оставаться на своей исторической родине. Активизация
деятельности УПА в северо-карпатском регионе и убийство 28 марта 1947 г. бывшего
командующего Второй Армии Войска Польского генерала К. Сверчевского украинскими
националистами были использованы польским руководством как удобный предлог для
окончательного «решения» лемковского и украинского вопросов. «28 марта этого
года около десяти часов утра во время проведения инспекции от пуль украинских
фашистов УПА на дороге Санок – Балигрод погиб генерал Кароль Сверчевский, второй
замминистра обороны, бывший командующий второй армии, герой боев за Нису
Лужицкую… », - говорилось в радиосообщении
министерства национальной обороны Польши. Уже на следующий день, 29 марта 1947
г. на заседании политбюро ЦК Польской Рабочей Партии, посвященном гибели
Сверчевского, было принято решение об «оперативном переселении украинцев и
смешанных семей на возвращенные территории в рамках репрессивной акции против
украинского населения». При этом все коренное
восточнославянское население юго-восточных областей Польши, включая лемков,
трактовалось польскими властями как априори украинское.

К концу апреля 1947 г. польское правительство разработало механизм депортации
оставшейся части коренного восточнославянского населения Лемковины в западные
области Польши. Впрочем, по данным польских исследователей, идея полного
выселения русинов-лемков родилась значительно раньше убийства генерала К.
Сверчевского. В частности, мысль о полном выселении лемков из области их
традиционного проживания была высказана уже в ноябре 1946 г. членом политбюро ЦК
Польской Рабочей Партии В. Гомулкой, который одновременно занимал должность
вице-премьера польского правительства. Катализатором
подобных планов польского армейского и политического руководства стало нежелание
СССР продлить сроки переселения украинского населения из Польши в УССР, куда к
началу августа 1946 г. уже было переселено 482 тысячи человек.

1944. Русинский художник Андрей Бердаль

В качестве официальной причины выселения лемков Варшава называла необходимость
ликвидации действовавших в северных Карпатах отрядов УПА, которые, по версии
польских властей, пользовались широкой поддержкой среди лемковского населения. В
свою очередь, лемковские историки и общественные деятели, указывая на
традиционно негативное отношение русинов-лемков к украинским националистам и на
отсутствие у лемков украинского самосознания, считают подобные обвинения
беспочвенными.

В ходе операции «Висла», начатой польскими силовыми структурами 28 апреля
1947 г. и продолжавшейся до 12 августа 1947 г., все остававшееся на Лемковине
русинское население было насильственно депортировано в Силезию и Поморье,
полностью «очищенные» к тому времени от коренного немецкого населения.
Депортация лемков осуществлялась польскими армейскими и специально созданными
для этой цели милицейскими подразделениями, личный состав которых насчитывал
около 20.000 человек. Всего в ходе операции было выселено примерно 150.000
человек, из которых 50.000-60.000 были лемками.

Механизм депортации лемковского населения в ходе операции «Висла» опирался на
предыдущий опыт переселения лемков на Украину. Ночью польские армейские
подразделения окружали село, предназначенное для выселения. Жителям села
давалось несколько часов на сборы, в ходе которых они должны были погрузить на
подводы предметы первой необходимости, включая продукты питания. Позднее из
переселенцев формировалась колонна, которая под охраной польских солдат
следовала до ближайшего сборного пункта. На сборных пунктах сотрудники польских
спецслужб составляли подробные списки депортируемых и проводили фильтрацию
переселенцев, выявляя среди них подозреваемых в связях с УПА. После фильтрации основную массу переселенцев вместе с их
скотом грузили в товарные вагоны и отправляли на территорию Поморья или Силезии,
«очищенных» к тому времени от местного немецкого населения. Те переселенцы,
которые не прошли фильтрацию и подозревались в связях с украинским
националистическим подпольем, подвергались аресту и отправлялись в концлагерь в
г. Явожно в южной Польше. Примечательно, что польский концлагерь в Явожно
располагался в бараках, ранее относившихся к печально известному концлагерю
Аушвиц. В целом около 4.000 депортируемых были
арестованы польскими спецслужбами и брошены в концлагерь в Явожно. Многие из
заключенных этого концлагеря подверглись пыткам и физическим издевательствам;
значительная часть из них погибла.

В Силезии и Поморье русины-лемки были расселены властями таким образом, чтобы
как можно быстрее ассимилировать лемков в польско-язычном окружении. Количество
лемков в отдельных населенных пунктах не должно было превышать 10% от общей
численности их населения. В секретной инструкции польского правительства прямо
говорилось о том, что главной целью депортации является полная ассимиляция
переселенцев в польском окружении и что для достижения этой цели «необходимо
предпринять все усилия». Примечательно, что в целях
более эффективной ассимиляции инструкция предусматривала изоляцию русинской
интеллигенции от основной массы переселенцев. Данный аспект ассимиляционной
политики польских властей в отношении русинов-лемков был вполне сравним с
политикой нацистской Германии в протекторате Богемия и Моравия, где нацистские
власти целенаправленно подрывали и ограничивали влияние чешской интеллигенции на
население, рассматривая это как существенный элемент германизации чехов.

В свою очередь, русинские села на территории Лемковины были частично
разрушены, частично отданы польским переселенцам из республик СССР. По мнению
современных лемковских общественных деятелей и некоторых авторитетных историков,
включая канадского историка-слависта П.Р. Магочи, именно соображения
национальной политики Варшавы, направленной на полную ассимиляцию национальных
меньшинств и создание этнически однородной послевоенной Польши, явились истинной причиной второго этапа выселения
лемков, в результате которого они были лишены своей исторической родины.

Современные польские исследователи также оценивают операцию «Висла» прежде
всего как политическую акцию, направленную на полную «этническую зачистку»
юго-восточных областей Польши от неудобного Варшаве русинско-украинского
этнического элемента. По мнению польского историка В.
Мокрого, «выселение русинов-украинцев сначала на Советскую Украину в 1945-1946
гг., а затем в западные и северные регионы Польши в 1947 г. было результатом
заимствованной коммунистическим правительством Польши идеи национально
однородного польского государства. Автором данной идеи в межвоенный период были
эндеки, стремившиеся ассимилировать 5,5 миллионов украинцев, проживавших на
территории Второй Речи Посполитой…»

Вопреки запретам, уже в начале 1950-х гг. некоторые русины-лемки стали
нелегально возвращаться на свою историческую родину в северные Карпаты, выкупая
свои дома у новых владельцев-поляков. По некоторым данным, к началу 1980-х гг.
около 10.000 лемков смогло вернуться на территорию Лемковины.

Хижына. Русинский художник Андрей Бердаль
В период социализма в Польше, где, как в Советском Союзе и в Чехословакии,
отрицалось существование отдельного русинского народа, а все русины были
объявлены украинцами, русины-лемки были лишены возможности использовать свой
традиционный этноним и развивать свою культуру. Только c изменением политической
ситуации в Польше в конце 1980-х гг. русины-лемки получили возможность заявить о
себе как об особом народе, отличном от украинцев. Весной 1989 г. в Легнице было
зарегистрировано Общество лемков, объединившее лемковское население на всей
территории Польши. Наряду с активной культурно-просветительной деятельностью,
направленной на возрождение традиционной лемковской культуры и системы
ценностей, Общество лемков затрагивает наиболее болезненные для лемков и
неприятные для польского общественного мнения политические проблемы, выступая с
осуждением акции «Висла» и поднимая вопрос о компенсации за собственность,
которую лемки потеряли в ходе депортации 1947 г.

После падения социализма в Польше в 1989 г. польский сенат осудил операцию
«Висла» как антигуманный акт, однако нижняя палата польского парламента (сейм)
не поддержала этого решения. Польское правительство ничего не сделало и для
какой-либо компенсации потерь, понесенных русинами-лемками в ходе депортации.
Более того, в 1996 г. польские власти приняли решение преобразовать центральные
области Лемковины в национальный заповедник Бескиды, тем самым изящно закрыв
неудобный для себя вопрос о возможном возвращении лемкам их имущества и
земельных владений в этом регионе.

Наряду с Обществом лемков в постсоциалистической Польше вскоре была
зарегистрирована и другая лемковская организация – Объединение лемков,
включающее ту часть лемковского населения, которая восприняла украинскую
самоидентификацию. Противостояние этих двух общественных организаций,
выражающееся главным образом в активной полемике в прессе, во многом напоминает
борьбу между лемковскими традиционалистами-русофилами и сторонниками украинской
ориентации в межвоенный период. Тем не менее, значительная часть лемковского
населения нынешней Польши сохранила свою традиционную идентичность, считая себя
не украинцами, а русинами-лемками.

Русинские общественные и культурные деятели часто
употребляли термин «Карпатская Русь», подразумевая под ним как область Северных
Карпат, населенную русинами-лемками, так и территорию к югу от Карпат,
населенную угорскими русинами (т.е. русинами современной восточной Словакии и
Закарпатья, до 1918 г. входившими в состав Венгрии). Область проживания
словацких русинов иногда называли также южной Лемковиной, но термин «лемко» в
качестве самоназвания закрепился только за русинским населением северных склонов
Карпат. Кирилл Шевченко

Территория Русинов ОТ ПАЛЕОЛИТА ДО РАННЕГО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ

Человек поселился в Верхнем Потисье в эпоху палеолита (около 1 млн. лет). Ритм доистосторического периода развития 

сообщества предков современно­го человека в данном регионе,  питекант­ропов, неандертальцев, кроманьонцев, определяло чередование наступления и таяния ледника. И хотя ледник, нас тупивший с севера, Карпаты не перешаг­нул, территория на юг от гор имела ха­рактер лесо-тундры с длинной холодной зимой и кратким летом. Однако человек уже не оставил Верхнее Потисье, прис­пособился к резким климатическим из-мениям ледниковой, межледниковой и послеледниковых эпох. За последние 40 лет археологами найдено на терри­тории Подкарпатской Руси свыше 100 поселений человека палеолита. Сенса­ционным стало открытие поселения на горе Сар у Королева, где человек оби­тал на одном месте свыше 1 млн. лет. Ок­ружающие леса и полноводная Тиса обеспечивали первобытному человеку, собирателю, охотнику и рыболову, дос­таточно пищи, а наличие здесь естест­венных выходов твердых пород камня, андезита, кременя и обсидиана позво­ляли совершенствовать первые орудия труда. На стоянке в Королеве и на по­добной же в соседнем Рокосове архео­логи нашли и первые мастерские, где возможно велось массовое производст­во каменных инструментов.

В период среднекаменного века, ме­золита (12-6 тыс. лет до н.э.), после окон­чательного отступления ледника на север, наступило общее потепление в Европе и в регионе. Человек мезолита не имеет уже стоянок подобных тем, что исследованы археологами в Королеве и Рокосове. Он часто их меняет, кочуя за стадами животных, на которых охотит­ся. Мезолит завершает также самый дли­тельный период в истории человечества, период собирательства и охоты, при­своения только того, что дала человеку природа. После окончательного отступ­ления ледника климат в крае стал почти таким же, каким он есть сегодня. В ре­зультате большая часть крупных живот­ных, бывших предметом охоты челове­ка мезолита, отошла на север и человек

вынужден был перейти к производствен­ному способу хозяйствования, открыв­шему новый этап в истории человече­ства, т.н. «неолитическую революцию».

Аграрное производство, земледелие, ставшее стержнем революции эпохи нео­лита, пришло в Центральную Европу из Ближнего Востока через Малую Азию, Балканы, по Дунаю и Тисе в 5 тыс. до н.э. В Верхнем Потисье, составной частью которого является территория Подкар-патской Руси, до сих пор исследовано археологами свыше 200 поселений зем­ледельцев эпохи неолита. Они были не­большими, состояли из 8-10 жилищ, сгруппированных в долинах рек и на возвышенностях среди болот. Наблю­дается своеобразная унификация мате­риальной культуры населения региона, что было, очевидно, связано с этно­культурной консолидацией племенных групп. Хозяйственная деятельность нео­литического населения базировалась на мотыжном земледелии и скотоводстве, существенную роль выполняли также рыбная ловля и охота. Богатство зале­жей каолина в предгорье Карпат стало основой для развития производства ке­рамических сосудов всех типов с бога­той орнаментацией. На основании форм, типов и орнаментации сосудов археологи определяют время их изготов­ления и принадлежность к отдельным группам памятников. Они же являются своеобразным эталоном дефиниции нео­литических культур. К раннему неоли­ту относят памятники культуры Кереш (Криш) (первая половина 5 тыс. до н.э.), культуры альфельдской линейно-лен­точной керамики и группа памятников Сатмар. Средний неолит представлен в регионе памятниками ответвления бу-ковогорской (Бюкк) культуры, культу­ры Самош-Дьяково (конец 5 - начало 4 тыс. до н.э.). Поселения ее носителей, земледельцев, найденные археологами у Великой Палади (Нодь Палад), Дьякова (Неветленфолу), Клинова (Окли), Бра­това (Ботар), Заставного (Запсонь),

Берегова (Берегсас), расположены были на небольших возвышенностях, песча­ных дюнах вдоль рек и речек Притисс-кой равнины. Поздний неолит в регио­не представлен культурой Тиса (тисской культурой) (середина-вторая пол. 4 тыс. до н.э.). Ее носители, земледельцы и ско­товоды, занимали плодородные долины рек Притисской низменности, поддержи­вали тесные контакты с населением ду­найской земледельческой цивилизации.

В период меднокаменного века (энео­лита) (конец 4 - начало 2 тыс. до н.э.) в Верхнем Потисье, в целом, и Подкар-патье. в частности, закончился переход к металлургии, вызвавший значитель­ные изменения в хозяйственной и об­щественной жизни населения. Эпоху энеолита в регионе археологи делят на два периода: период культуры Тисопол-гар и период культуры Бодрогкерестур. Наряду с каменными орудиями, все еще преобладающими, применяются и мед­ные. На рубеже 3-2 тыс. до н.э. в Тисо-Дунайский бассейн вторглись индоевро­пейские племена из Балкан, знавшие достижения эгейской цивилизации (плужное интенсивное земледелие, одо­машненную лошадь, изделия из бронзы) и создали культуру Баден.

Эпоха бронзы в Верхнем Потисье от­носится к 2000-900 гг. до н.э. В этот пе­риод в регионе археологи выделяют культуры Ниршег (20-18 вв. до н.э.), Отомань (18-16 вв. до н.э.), Виттенберг (15-14 вв. до н.э.). На основании этих культур в Притисской равнине и пред­горье сформировалась особая историко-культурная общность, в материальной культуре имевшая много общих черт с культурой Микенской цивилизации. Строительство укрепленных поселений носителями этих культур и многочис­ленные клады свидетельствуют о частых конфликтах в этом регионе. В 12 в. до н.э. происходит вытеснение или асси­миляция племен этих культур племена­ми культуры Станово (14-12 вв. до н.э.), пришедших из Трансильвании.

Железный век в регионе открывают протофракийские племена раннего галь-штата (культура Гава-Голиграды, 12-6 вв. до н.э.), земледельцы, скотоводы, метал­лурги. Другая группа племен т.н. фра­кийского гальштата связана с Кушта-новицкой культурой (7- нач. 3 в. до н.э.).

В 3 в. до н.э. территория Подкарпат-ской Руси входит в сферу культуры латэн (3 - 1 вв. до н.э.), носителями ко­торой являются кельты, что в своей миг­рации с запада, из Галлии, достигли кар­патского предгорья. Земледельцы и искусные металлурги, строившие пер­вые протогорода (оппидумы) (Галиш-Ловачка), создали в крае мощный же­лезоделательный центр (Ботарскии или Ново-Клиновский), обеспечивавший своей продукцией почти весь регион. В середине 1 в. до н.э. из Трансильва-нии вторглись фракийские племена да-ков, разрушившие кельтские оппидумы и вытеснившие или ассимилировавшие самих кельтов. В долине Тисы построи­ли собственные укрепленные центры, городища в Малой Копане, Солотвине. В войнах с Римом (103-106) были побеж­дены императором Траяном, создавшим на покоренных землях провинцию Да­кия (107). В результате территория Под-карпатской Руси, граничившая с ней, стала контактной зоной между антич­ным Римом и миром варварских племен восточной части Центральной Европы.

В первой половине 1 тыс. н.э. в При­тисской равнине и карпатском пред­горье поселяются племена трех вырази­тельных культур: культуры карпатских курганов (2 - начало 5 в. н.э.), пшевор-ской (1 - 4 в. н.э.) и пряшевской культу­ры. Носители культуры карпатских кур­ганов, скотоводы карпы, проникли сюда с востока. Пшеворская культура, основ­ной массив поселений которой находил-:я на территории современной южной Польши, проникла через карпатские "ггевалы, ее носителями были скорее ост: германские племена, но и земле-яешьцы, в которых часть археологов склонны видеть и славян. Они, возмож­но, столкнулись в Верхнем Потисье с остатками земледельческого кельтского населения и смешались с ним. Поселе­ния пряшевской культуры, относящие­ся к этому периоду, находились в основ­ном в долине речки Торисы. Их также считают протославянскими. В середине 1 тыс. н.э. в Верхнем Потисье поселения славян уже были массовыми. Славяне унаследовали в этом регионе дости­жения земледельческой культуры эпохи латэн и ее основных представителей, кельтов, а также племен культуры кар­патских курганов, пшеворской и пря­шевской культур, на юго-востоке ре­гиона - культуры северных фракийцев.

 

 

ИЗВЕСТНЫЕ ПОДКАРПАТСКИЕ РУСИНЫ Александр Павлович


                                                                                         Александр Павлович


Родился19.9.1819год у в Чарне Шариш Словакия умер 25.12.1900 г. Биловежа, Шариш Словакия, греко-католический священник, подкарпатский русинский будитель, поэт, публицист. Рано потерял родителей, воспитывался у родственников в лемковщине, откуда родом была его мать, также во Львове. Начальнуюшколу закончил во Львове (1833-1835.) В гимназии учился в Бардееве, Мишкольце, последние два класса в Эгере. Здесь хотел изучать юридические науки, однако епископом Й.Гаганцем был послан изучать богословие в Трнаву.В 1843-1847 учился в Трнаве в богословской семинарии. В семинарии учился читать и писать кириллицей. После завершения обучения и рукоположения в священники вернулся в село Комлошу.Здесь написал первые стихи по русински, программную поэму "Став бiдного селянина". Вскоре в Прешове состоялось его знакомство с А.Духновичем, ставшее определяющим в дальнейшем творчестве Павловича. Революцию 1848-1849 воспринял положительно ("Кошутова война свободу нам дала, тогда урбарская панщина пропала"). В августе 1848 был назначен епископом Й.Гаганцем в пресвитеры, стал домашним учителем в семье графа Сирмая (1848-1850), с февраля 1850 архивариус  и протоколист епархиальной канцелярии в Прешеве. В этот период тесно сотрудничал с А.Духновичем и членами "Литературного заведения Пряшевского". В 1851 Павловичу было предложено место на кафедре русского языка и литературы Кошицкой гимназии, от которого он отказался. В июне того же года принял фару в селе биловежа около Бардеева, где в свое время служил священником А.Духнович. Здесь Павлович служил 13 лет, стал певцом русинской маковицы, собирал фольклорный материал, этнографические материалы. С 1864 и до смерти служил священником в свиднике. Павлович выступал с программой систематического исследования истории и культуры подкарпатской Руси (1874), издания с этой целью "Угро-Русского Сборника".Работая в Свиднике, Павлович значительно расширил контакты с деятелями культуры того времени, русинскими литераторами А Митраком, И.Сильваем, Ю.Старовским-Попрадовым, Е.Фенциком. Павлович был признан как самый видный литературный и общественный русинский деятель после А.Духновича. В восточнословацком Свиднике был поставлен памятник поэту (1969).