Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

Кто был архитектором «воссоединения» Подкарпатской Руси с Советской Украиной?

Судьба и место Ивана Туряницы в истории края

Современные ужгородкие историки украинского радикально- националистического направления часто используют всевозможные эвфемизмы, с целью закамуфлировать истинный смысл того или иного события в истории региона, которые не вписываются в их националистические мотивы, или же раскрывают истинный портрет их лидеров. Например, поклонник Гитлера и нацистской идеологии, по его собственным словам, "немецкой национальной идеологии"А. Волошин, президент на час т.н. Карпатской Украины, для них является ажно "героем Украины ". Военизированные боювки "Карпатская Сич", организованные националистами в кризисном 1938 году на Подкарпатье из рядов галицких перебежчиков по образцу немецких SA – для них- первый зародыш «новой украинской армии "! Преступное сотрудничество подкарпатских украинских националистов во время войны совместно с лидерами венгерских фашистов"Скрещенные стрелы" Szálasi – это не более чем "контакты с венгерской оппозициеи». Список подобных лживых эвфемизмов можно продолжать до бесконечности. Мы не будем излишне их популяризировать и сосредоточимся на случае "воссоединения" и судьбу его мнимого "архитектора" Ивана Туряницы

Человек с такой фамилией и именем родился в 1901 году в бедной русинской семье в селе Ряпид и по свей профессии был трубочистом. В 1917 году его призвали на службу в австро-венгерскую армию, после развала монархии он присоединился к коммунистическому движению в Будапеште. В 1924 году вернулся на Подкарпатскую Русь и вступил в коммунистическую партию ЧСР. В годы учебы 1930-1933 в тогдашней столице Украины Харькове был завербован в качестве агента советской секретной службы НКВД предшественницы (КГБ) где выступал под псевдонимом Туреф. По возвращению в ЧСР стал во главе коммунистических профсоюзов на Подкарпатской Руси, в 1939 г. бежал в СССР.В 1942 г. по приказу НКВД добровольно вступил в качестве офицера –пропагандиста в чехословацкие военные части в СССР и совместно с остальными « офицерами пропагандистами» проводил в частях среди русин «украинскую агитацию». Это сразу же заметил начальник военной чехословацкой миссии в СССР полковник Г.Пика и тут же предупредил правительство в изгании в Лондоне, что в «вопросе подкарпатских русинов проявляются определенные тенденции…, претензий на присоединение края к Украине»

Мы должны сразу же отметить, что это были не первые проявления отмеченной "тенденции". Автором первого упоминания о возможном присоединении Подкарпаткой Руси к советской Украине был др. Эдвард Бенеш! Уже в 1939 году при первых контактах с советскими дипломатами он обозначил Подкарпатскую Русь как территорию, которая после войны будет соединять Чехословакию с Советским Союзом в качестве его части, чем самым совершил одну из своих роковых ошибок. Фактически он предложил форменную взятку – часть территории собственной страны, только для того, чтобы он мог в глазах Сталина предстать прагматически мыслящим политиком. Позже, он о судьбе Подкарпатской Руси рассуждал альтернативно, в том смысле, что она может принадлежат Чехословакии или России. Сталин на его предложение в то время не реагировал , но после решающего перелома ( в пользу СССР) на восточном фронте осенью 1943 г. в советских документах Подкарпатская Русь уже фигурирует как территория, взамен котрой Чехословкия могла бы быть компенсирована частью Верхней Силезии! Как только Красная Армия двинулась в сторону запада, Сталин уже видел себя в качестве повелителя в Центральной Европе, и в этой связи конче потребовал стратегический плацдарм за Карпатами. Тем самым знвчение Подкарпатской Руси для Москвы резко возросло.!

В октябре 1944 года командующим 1-м чехословацким корпусом в СССР генералом Л. Свободой, после "консультаций" с НКВД, Иван Туряница был рекомендован в качестве политического советника Ф.Немца, правительственного делегата на освобожденныие территории. 27 Октября 1944 он в составе чехословацкой делегации во главе с министром Ф.Немцем и генералом А.Гасалом прибыл в Хуст. Этот город советским командованием был назначен как резиденция правительственного делегата на Подкарпатскую Русь. Четвёртого ноября 1944 младший лейтенант(подпоручик) И.Туряница выехал из Хуста в Мукачево « проведать мать» и уже не вернулся. В советской "зоне" его ожидал другие приказы совместно еще с 36 другими « пропагандистами» офицерами и подофицерами, коммунистами, во главе с позже печально известным майором Б.Райциным. Эта группа начала в регионе острую противочехословацкую кампанию, которая затем переросла, при поддержке и в сотрудничетве с советскими военными комендатурами, в «движение» за воссоединение с советской Украиной. Само понятие «воссоединение» было абсурдно по сути , поскольку Подкарпатская Русь никогда ранее в истории не была ни в каком «соединении» с Росией или Украиной.

Полевым прокурором 1 чехоловацкого армейского корпуса в СССР И Туряница был объявлен дезертиром, но выдать разрешение на его арест генерал Л.Свобода подписать отказался. , дескать, положение Подкарпатской Руси неопределено. По его словам он сам был свидетелем когда «кто-то» (он одназначно имел ввиду Э.Бенеша) Подкарпатскую Руь предлагал СССР!. В заключение этот « герой» твердо заявил: поручаю полевому прокурору , чтобы никакого ордера на арест не выписывал! Если вы хотите делайте это сами-пожалуйста, но после этого я не ручаюсь за вашу безопасность в этой армии» Генерал Свобода знал о том, кто в действительности были реальные боссы И.Туряницы- это НКВД, - а он его смертельно боялся. Ведь он сам испытал многое в советском лагере для интернированных в Суздале в 1939 г.

Конференция коммунистов в Мукачево 19 11 1944 г. учредила коммунистическую партию Закарпатской Украины (КПЗУ) во главе с И. Tуряницей. КПЗУ объявила в качестве своей новной задачи т.н. «восоединение» Закарпатской Украины с советкой Украиной. В действительности , под этим прикрытием Москва ускоренно реализовывала аннексию восточной провинции ЧСР, Подкарпатской Руси. Иван Туряница стал во главе этой акции ревностным исполнителем роли марионетки. На 1-м съезде народных комитетов Закарпатской Украины (26.11.1944 г.) аранжированном политическими органами 4-го Украинского фронта, главным комиссаром, бывшим личным секретарем И Сталина генералом Л.З.Мехлисом и его заместителем полковником Л.И.Брежневым (да, Леонид Брежнев уже в 1944 г. принял участие в раскройке ЧСР!) и другими советскими «специалистами из Моквы и Киева», была учреждена так называемая Народная Рада во главе с И.Туряницей в качестве правительства и одновременно временного закондательного органа марионеточного псевдогосударства «Закарпатская Украина». Это псевдогсударство должно было выполнять роль буфера между чехословацким правительством в Лондоне и правительством СССР. И. Туряница исполнял приказы советских кормильцев с усердием преданного лакея. Он лично от имени Народной Рады передал министру Ф.Немцу « Решения» съезда о выходе Закарпатской Украины из состава ЧСР и ультиматум, чтобы чехословацкая делегация в сроки до трех дней покинула пределы края. Одновременно он распорядился прекратить всякие связи с чехоловацкой правительственной делегацией и с командованием освобожденной территории. Отправил от имени Народной Рады письмо президенту Э.Бенешу, в котором информировал президента о решения первого съезда народных комитетов 26 ноября 1944 г. и высказал убеждение, что президент признает его легитимность


И.Туряница распорядился о введении на Подкарпатской Руси вместно местного (центральноевропейского) времени московское время, государственным гимном и флагом были провозглашены гимн и флаг СССР. Он чувствовал себя чуть ли не князьком и планировал «воссоединение всех закарпатских украинских земель» Он имел ввиду Пряшевщину в Словакии и Мараморош в Румынии и часть венгерской территории вплоть до Дебрецина. Однако эта некоординированная инициатива* ужгородской марионетки И.Туряницы вызвала гнев кремлевского диктатора. Сталин отверг мысь о присоединении румынского мараморошского округа и словацкой Пряшевщины к Закарпатской Украине. Подкарпатский «плацдарм» в центральной Европе он считатал вполне достаточным. Никите Хрущеву, в то время первому секреарю КП(б)Украины, он приказал, немедленно прекратить «инициативы» И. Турянцы.

. После войны, Туряница был награжден за свои заслуги функцией первого секретаря обласного ( регионального) комитета ВКП (б) СССР (1946-1948), члена ЦК-KП (б) Украины (1946-1954), депутата парламента Верховного Совета СССР (1946-1948). Но как выяснилось позже, все эти функции ему наделены были только временно. В 1948 году в Подкарпатье началась ускоренная "ротация кадров"- замена местных кадров на образованные восточные.Эта замена не обошла и «воссоеденителя» Ивана Туряницу. В начале 1948 года он был лишен функции Первого секретаря обкома партии и был назначен председателем Областного Совета, который носил чисто декоративную функцию. Иван был таким поступком своих покровителей просто потрясен, но действовал как дисциплинированный аппаратчик, ничего не стал возражать. Он умер в свои неполные 54 года. Некоторые данные свидетельствуют о том, что уйти из жизни ему даже помогли ... Слишком много знал. Так кто же был реальным архитектором так называемого "воссоединения"?

Иван Туряница точно им не был, он стал просто марионеткой, управляемой Л. Мехлисом и агентами НКВД . Был им Мехлис? Даже он им не был. И если даже Сталин предоставил ему абсолютную власть , никакую большую инициативу он не проявлял. Инициатива в советской системе была наказуемая – этим правилом руководтвовалась вся бюрократическая государственная и партийная пирамида в СССР.

Известный специалист по политике СССР в центральной Европе В.Марьина ответ на этот вопрос сформулировала четко: « Без одобрения Сталина не был решен ни один вопрос даже казалось бы ничтожный». Вопрос аннексии Подкарпатской Руси определенно пустяковым не был исходя хотя бы даже из реакции на него на тогдашней международной сцене. В советской системе инициировать смену границ с соседним государством , к тому же еще и преданным союзником , мог только исключительно Сталин. В этой связи говорить о марионетке Иване Турянице как о архитекторе «воссоединения» по меньшей мере непрофессионально., проще говоря, это глупость. Точно так же как эвфемистически обозначать грубую аннексию части территории суверенного государства «воссоединение» с еще одним марионеточным государством , советской Украиной.

Иван Поп

*Предлагаемая вашему вниманию статья И.Попа (перевод с чешского) , безусловно, как всегда высокопрофессиональная, несет тем не менее одну маленькую неточность: наделение И.Туряницы авторством «инициативы воссоединения Мараморошщины с Закарпатской Украиной» противоречит его же выводам.- подобную инициативу мог иметь исключительно «отец всех народов». Тем более, что имеются убедительные доказательтва роли «воссоединеия Мараморощины с Закарпатской Украиной» Л.Мехлиса (его шифротелеграмма с указаниями действий в этом вопросе и «бригады Чеканюка (Андрейко) Андрея Терентьевича, направленная сюда из ЦК КП(б)У для «оказания практической помощи на местах». …

Спектакль в «военно-полевых условиях»... Из истории Подкарпатской Руси

На 29 октября 1944 г. вся территория края была занята советскими войсками. согласно обязательствам СССР и договоренностями между СССР и ЧСР Подкарпатская Русь оставалась де-юре составной частью Чехословакии, в чем было твердо уверенно чехословацкое правительство и президент Э.Бенеш, выславшие сюда из Лондона полномочного министра Ф.Немеца, было разделение Подкарпатской Руси на две зоны: более развитая центральная часть края оставалась под полным контролем советской военной администрации и объявлена зоной боевых действий 4-го Украинского фронта, юго-восточная, горная, передана как будто в управление чехословацкой администрации.
По мере приближения частей Красной армии к границам ЧСР уже 8 мая 1944 г., в Лондоне, был подписан «Договор о взаимоотношениях между Чехословацким Управлением и советским Главнокомандующим после вступления советских войск на Чехословацкую территорию». В ст.6 названного Договора излагалось: «Как только часть освобождённой территории перестанет находится в зоне военных операций, Чехословацкое правительство примет там всю полноту верховной власти и будет предоставлять советскому (союзному) Главнокомандующему всестороннюю помощь и сотрудничество посредством своих гражданских и военных органов».
Как известно, чехословацкий правительственный делегат министр Франтишек Немец вместе со своей гражданской и военной делегацией прибыл 27 октября 1944 г. на освобождённую чехословацкую территорию (Подкарпатскую Русь) и разместился в г. Хуст. Третьего ноября, при встрече правительственного делегата Ф.Немца и дивизионного генерала Гасал-Нижборского с командующим 4 Украинским фронтом генералом армии И.Петровым, последний нанёс на карте точную демаркационную линию, которая должна разделять территорию Подкарпатской Руси, переданную в управление правительственного делегата и зону военных операций фронта. Демаркационная линия проходила: Вилок (включительно), Шаланки (включительно), Заричье (вне), Дубровка (включительно), Осой (включительно), Березники (вне), Пилипец (включительно), Волосянка (включительно). При встрече стороны договорились о том, что на восток от демаркационной линии освобождённая территория полностью переходит в гражданское и военное Чехословацкое Управление. Таким образом, г. Мукачево, г. Ужгород, г.Берегово находились в «зоне боевых действий» 4 Украинского фронта вплоть до 30.01.1945 г (дата переезда чехословацкой правительственной делегации из Хуста в Требышев (Словакия) и были полностью изъяты из под контроля правительственного делегата, находясь в руках Красной армии, НКВД, «СМЕРШ» и единственной политической партии, которая поддерживалась всеми средствами-коммунистической партии.
В такой ситуации решительно нет никаких оснований говорить о легитимности процедуры свободного волеизъявления народа по определению своего политического статуса на территории, оккупированной чужой армией, в зоне ведения боевых операций фронта, в условиях когда военное руководство оккупационной армии взяло на себя всю полноту управления и функции верховной власти, а действии гражданских прав было приостановлено.
Иллюстрацией происходивших в то время событий может служить переписка между правительственным делегатом Ф.Немцем и командованием 4 Украинским фронтом.‎23 ноября 1944 г. Ф.Немец направляет депешу в адрес члена Военного Совета небезизвестного Л.Мехлиса, ответственного за все политические вопросы, включая вопросы освобождённых территорий:
« Глубокоуважаемый господин генерал-полковник, в течении настоящего дня я последовательно получил следующую информацию:
1. В городах и сёлах Подкарпатской Руси распространяется листовка под названием «О воосоединении Закарпатской Украины с Советским Союзом». Листовка содержит резолюцию первой конференции Компартии Закарпратской Украины от 19.11.1944 г. В резолюции изложено требование присоединения Закарпатской Украины к Советскому Союзу.
2. По приведенной резолюции на съезде членов народных комитетов, который должен состоятся в воскресенью 26.11.1944 г., должно быть принято соответствующее решение. По имеющейся у меня информации в работе съезда примет участие 1300 делегатов, 500 из которых уже находится в г.Мукачево. Одновременно позволю себе Вам напомнить, что по требованию командующего фронтом я взял на себя объязательство, что никто из гражданских или военных лиц, с территории на восток от демаркационной линии, указанную линию не пересечёт. Это объязательство очень строго придерживается и советские военные органы возвращают или задерживают чехословацких граждан, которые случайно пересекут демаркационную линию. Вразрез с этим положением, военными комендантами, в соответствии с отдаными им распоряжениями, о которых Вы меня информировали, всем делегатам, которые примут участие в работе съезда с территории на восток от демаркационной линии, выданы пропуска. Заказ пересечения линии, таким образом, односторонне направлен против членов делегации чехословацкого правительства, которым,таким образом, отказано в контакте с участниками съезда или же непосредственному участию в работе съезда. Убеждён, что содержание распространяемой листовки с резолюцией конференции коммунистической партии Вам известно, так как Вы сами ранее заявляли, что без военной цензуры на освобождённой территории Подкарпатской Руси не может выйти никакая печатная продукция . В мои объязанности входит соблюдение законов Чехословацкой Республики и договорённостей, изложенных в чехословацко-советском договоре, в котором предписанна объязанность сторон придерживаться чехословацких законов за подписями уполномоченного комиссара Советского Союза Лебедева и нашего министра иностранных дел Рипки. Так как распространяемая листовка находится в явном противоречии с советско-чехословацким договором, позволю себе предупредить Вас, что посредством нашего посольства в Москве я буду информировать своё правительство в Лондоне и требовать от него инструкций по своим дальнейшим действиям. С целью информации, направляю Вам содержание моей депеши в Лондон, также как и Лондону я направлю содержание настоящей депеши. Одновременно прошу, чтобы мне была предоставлена возможность немедленного отлёта в Москву, чтобя я мог получить для себя инструкции непосредственно с помощью радиосвязи со своим правительством, так как до настоящего времени я вынужден с ним контактировать при посредничестве нашего посольства в Москве.
Прошу Вас оказать любезность высказать свое мнение если это возможно как можно раньше. Благодарю Вас за любезность и желание
С глубоким уважением
Министр Ф.Немец
чехословацкий правительственный делегат»Генерал-полковник Л.Мехлис на его депешу так и не ответил. Правда, 24 ноября Немец получил ответ командования фронтом на предыдущую свою депешу:
« 24 ноября 1944 г.
Правительственному делегату чехословацкого
правительства
министру Ф.Немцу
Уважаемый господин министр,
в качестве ответа на Вашу телеграмму на моё имя и имя генерал-полковника Мехлиса сообщаю:
....для нормальной работы правительственного делегата была определена линия запрещённой зоны, на восток от которой, начала работать чехословацкая администрация. В этих районах, в соответствии с моим приказом, были созданы военные комендатуры для поддержания военного порядка в местах дислокации военных аэродромов и решения всех необходимых военных вопросов. Все вопросы внутреннего управления территорией на восток от линии запрещенной зоны решает правительственный делегат, выдаёт распоряжения, приказы, созывает конференции, так как он найдёт это необходимым. В наши интересы на всей территории Карпатской Украины входят только военные вопросы, целью которых является улучшения ситуации в тылу, очистка его от мадьяр, немцев, мадьярских жандармов и полицейских, которые ещё недавно очень хорошо себя чувствовали в области на восток от запрещённой зоны и даже, в отдельных городах, вошли в городское гражданское управление. Это объясняется недостаточной борьбой с этими элементами, среди которых находится много шпионов.
3. Вы пишете нам об учреждении краевого Народного Совета и его сотрудничества с Управлением правительственного делегата. Этот вопрос нам полностью незнаком, так как в наших частных беседах Вы ни разу не затрагивали этот вопрос и мы не располагаем информацией кто, когда и с какой целью, будет организовывать краевой Народный Совет и, в этой связи, не понимаем, почему Вы пишете «чтобы как можно раньше была предоставлена возможность сотрудничества с краевым Народным Советом». Этот вопрос, и все остальные вопросыы, которые не относятся непосредственно к обороне и военным операциям, военной подготовки-нас не касаются и все эти вопросы относятся к компетенции чехословацкой администрации.
4. Ваша просба, чтобы мы помогли передать Вашу речь на подготавливаемую конференцию Народных Советов, мне непонятна. Ни вопросы, относящиеся к учреждению краевого Народного Совета, о котором Вы пишете, ни вопросы относящиеся к различным конференциям-нас не касаются. Поскольку мы по горло заняты своей работой и неуместно, чтобы военное командование вмешивалось в гражданское управление по вопросам, которые касаются чехословацкого правительственного делегата.
5. Вопрос об обмене пенго на крону, о курсе рубля к кроне, обо всем этом мы должны переговорить отдельно. Ваше предложение, чтобы курс рубля был равен одной кроне является несправедливым и неприемлимым и он не может быть использован даже временно. Этот курс должен быть совершенно иной, по информации, которой мы располагаем, в ближайшее время по этому вопросу будет принято соответствующее решение.
С глубоким уважением командующий 4 Украинским фронтом генерал армии Петров

Член Военного Совета 4 Украинского фронта
генерал-полковник Мехлис 23 ноября 1944 г. Лукавило командование 4 Украинского фронта, ой лукавило. Для проведения съезда в Мукачево советское военное командование выделило в распоряжение его организаторов все необходимые технические средства. С учётом того, что железнодорожное сообщение в крае ещё не работало, для доставки делегатов в Мукачево были предоставлены автомобили Красной армии. И если делегаты, кстати никем не избранные, а только назначенные офицерами политработниками Красной армии, получили от советских военных комендантов пропуска для поездки в Мукачево без проблем, то членам правительственной делегации даже контакт с участниками съезда был запрещён
Что же касается воззваний и листовок, призывающих к отделения Подкарпатской Руси от ЧСР, все они были отпечатаны по распоряжению советских военных органов. Следует обратить внимание на тот факт, что все подготовительные материалы ( выступления на различных «форумах», резолюции, обращения и т.д.) готовили сотрудники политуправления 4 Украинского фронта (см. Доклад « Борьба народа Закарпатской Украины за воссоединение с Советской Украиной» за подписью начальника политуправления 4 го Украинского фронта генерал-лейтинанта М.Пронина, адресованного начальнику Главного политического управления Красной Армии).
Непосредственно на съезде присутсвовало 663 «представителей» народных комитетов. Примерно 1/3 из них представляли коммунисты, другие политические партии в работе съезда участие не принимали, так как не получили от советского военного командования разрешения на проведения своей деятельности.
Первый съез «единогласно» принял Манифест о выходе Закарпатской Украины из состава ЧСР и, в качестве верховной власти , избрал 17 членную Народную Раду Закарпатской Украины. Он определил также делегатов, которые должны были выехать в Москву, с целью неотложных переговоров об условиях вхождения Закарпатской Украины в СССР (по непонятным причинам избранные делегаты в Москве так и не появились).
Манифест стал главным политическим актом, на который до настоящего времени ссылается Украина. В действительности же съезд народных комитетов ничем не отличался от других проявлений «воли народа», организованных по случаю различных обстоятельств коммунистической партией после 1917 г. с той только разницей, что в данном случае спектакль состоялся в «военно-полевых условиях»... 1 «Договора о взаимоотношениях между Чехословацким Управлением и советским Главнокомандующим после вступления советских войск на Чехословацкую территорию" излагалось: " В момент вступления в результате военных операций советских союзных войск на территорию Чехословакии, верховная власть и ответственность во всех делах, относящихся к ведению войны, перейдет в зане военных операций на время необходимое для осуществления этих операций к командующему советскими союзными войсками" (с). Мукачево, где был принят " Манифест" о выходе Подкарпатской Руси из состава ЧСР (26 ноября 1944 г.) находилось в "зоне ведений военных операций" вплоть до 2 февраля 1945 г., когда правительственная (военная и гражданская) делегация уполномоченного чехословацкого правительства Франтишка Немца не переехала из Хуста на территорию Словакии (Требушаны)...